Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

лягуха

Как я провёл

Прост подряд три записи из ФБ. Ну, там всё закончилось хорошо и вообще с четвёртого мая вызывали на работу, однако вот:

1 мая:
"Фигаськи.... Вчера сидели в ресторане, как надо, кушали, выпивали, снова ели и кушали. Отмечали годовщину свадьбы, Люба была довольна. Сегодня я первым проснулся, встал, опохмелятор включил в размере полбутылки в тротиловом эквиваленте, стол накрыл, семью разбудил, мы позавтракали, и тут Люба говорит:
- Если хочешь, поезжай во Владимир. А я с тобой не поеду. Ты сначала в электричке вокруг себя алкашей соберёшь, потом во Владимире ещё больше алкашей на Пасху соберёшь. Я устала, я отдыхать хочу, а не алкоголистов веселить своими разговорами.
Это был ад и бунт на корабле. Я, конечно, не поехал, но осадочек остался.
Почему раньше Люба к алкопотребителям относилась снисходительно, а теперь решила, что ей с пьющим человеком гулять западло? В 16 лет нормально было, если чего!
Паки: оба деда керосинили, папа (75) керосинит, братья керосинят, куча друзей-литераторов на стакане сидят. Им можно, а мне нельзя???
На самом деле я щетаю, что Люба просто по Нине соскучилась и они ближайшие двое суток будут болтать и разговаривать.
Извините вырвалось.
Но правда: вот встал, в пижамке сфоткался с похмелья. Разве ж я немного некрасив?



Что я не так делаю?
Если вывод, то кому обещал во Владимире по делам говорить, третьего числа приеду, а до этого меня двуручной пилой разделывать будут. Но я не сдамся.
Не сдаётся Радио "Одиозная Камбоджа"

2 мая:

У них свой бунт на корабле, у меня свой бунт на корабле. Люба с Ниной поехали по магазинам, я решил пойти головою свесясь переулком в знакомый кабак.
Думаю, пока за мной с поклонами не придут - линкор пропью, но флот не опозорю. Тем более, виды у нас в деревне - очень, как мы наблюдаем.
Потом опять задумался: а если за мной они придут, дак назавтра весь посёлок начнёт ржать, мол, Андрей Юрьевич на Пасху такой интересный был, что Любовь Евгеньевна с дочкой его домой ведут, а он песни ГО поёт и ноги еле переставляет. И кроме этого ещё что-то присочинят:(.
Словом, мне и отступать нельзя, и держаться нету больше сил.
Когда в Имперской Гвардии служили, в таких случаях вызывали Космодесант. А сейчас что делать? Посоветуете?





3 мая:

Радио "Одиозная Камбоджа" продолжает репортажи с театра боевых действий.
Сидим мы с Леонидом Ильичом (на фото), опохмеляемся.



С тылу (в семь утра) заходит Люба и после "Здрасте" начинает:
- Андрюша, ты же говоришь, что православный христианин!
- Ну, да. Истинный христианин по церкви Апостольской. На Пасху имею законное право.
- Дак ты посмотри, кто у тебя в красном углу ! Там не Троица, не Иисус Христос, не Богоматерь, а вот это вот чмо!
- Это не чмо, а Владислав Ефремов, прекрасный художник.
- Он безусловно превосходный художник, но модели у него на этой картине - так себе. Я брежневскую харю видеть не могу. Я когда утром на кухню иду кофе пить, только спиной к этой картине сажусь. Как этих алкашей вспомню, которые меня с двенадцати лет лапать хотят, а ты улыбаться должна...
И очереди за хлебом в сентябре-октябре-ноябре. Я в шесть утра шла очередь занимать, потом в семь бабушка приходила, я домой иду, моюсь, и в школу. Ты в Кунгуре что ли такое не застал?
- Не застал, конечно. Потому что наш Кунгур - город, а твой Ильинск - деревня.
- Аххх.... В "деревне", как ты говоришь, хлеба должно быть больше, а мяса ещё больше. А мы мясо только осенью видели, когда частники свиней кололи, а в остальное время - тушёнку ели. Кроме того, Ильинск - не деревня, а дача Строгановых. Наш музей лучше вашего! (Ну, тут далее следует перечисление московских любиных предков до седьмого колена, рассказ, что брат мой алкаш и я, видать, таким же хочу стать, хоть брат и младший. Засим - повесть, сколько я в своей жизни уже просрал и сколько ещё просру и пр).
Словом, на пятой-седьмой минуте разговора я понял, что мои краткие реплики занимают ровно столько времени, сколько Любе надо выдохнуть и перезарядить РГ*.
Это странно. Ибо обычно она больше одного вечера не шипела. Видать, факт, что в прошлом году она стала зарабатывать уже примерно как я, имеет значение.
Сошлись на том, что купим серебряные колечки, ибо с момента Серебряной же свадьбы прошло уже три года, а я так и не сподобился.
Вроде, всё. Но это опять лишнее подтверждение факта: уважение к алкашам при путине пропало наглухо:((((.

* - реактивный гавномёт
лягуха

Подборка вышла в "Новом мире"

Теперь - и на сайте "Журнального зала". Но оттуда всё равно ссылка на сайт "Нового мира".

Немножк текстов для знакомства и прямая ссылка http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2021_3/Content/Publication6_7692/Default.aspx

И название "Андрей Пермяков - Кусок янтаря". Норм такой кусочекъ, 100 кг

НАД МОРЕМ
В белой, но тёплой раме —
Цветы.
Птица, кормящаяся плодами,
птица, взирающая на плоды.

Ещё невозможные птицы.
И лица — такие лица,
что мир будет длиться и длиться,
как длится полёт.

И никогда не умрёт,
не обратится в лёд
облако сладкое-сладкое.
В облаке — вечные дни.

Снижение, скоро посадка.
«Всем пристегнуть ремни».
Посадочные огни,

справа ещё одни.
Облако мне верни?

НАШ КАСТАЛЬСКИЙ ИСТОЧНИК

Колодец такой, что хочется обозвать «криница».
Приобнять, сделать селфи, зарифмовать с «накрениться».
Непременно чистейшей водой умыться.
Облиться, побегать, чтоб разогреться.

В этом колодце, если нагнуться и приглядеться,
Плавает дохлая крыса системы «пасюк».

А мы из колодца вполне успели напиться.
Стало быть, нам предстоит отравиться и продристаться.
Нарисовался такой интересный сюжет, если вкратце.
Но вдруг обойдётся, вдруг обойдётся?
А вдруг?


ПРЯМОЕ ЛИРИЧЕСКОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ

Весьма интересны стихи про дураков или о дураках.
Интереснее только стихи, про чего дураки лишены:
к примеру, вполне бесконечный хороший и правильный страх,
или внезапные сны, в которые вставлены сны,
в которые вставлены сны, в которые вставлены сны.

Или принятие смерти, как вычурного приключения,
где есть справедливость, порядок, закон и ещё немного
(к примеру, свобода, поскольку имеет значение
отнюдь не бессмертие, но существование Бога).

Стало быть, надо лететь, а мы твёрдо стоим на ногах.
Полёт есть полёт, а полётности нет или нету.
Оттого сочиняем стихи про дураков, или о дураках.
Автопортреты.

НЕОХОТА
Древние уральские боги
Оказались так себе боги.
Подобрал автостопщицу на дороге,
Слушаю болтовню недотроги.

— Не люблю, говорит, агрессивных.
Не люблю, говорит, депрессивных.
Не люблю гомосеков пассивных.
И активных — не очень тоже.

А коленки немножко дрожат,
(И у барышни, кажется, тоже)
Руки правильно очень лежат —
Чуть касается кожа кожи.

Словом, не жизнь, а сплошной восторг:
Прохладно, но дом — уже скоро.
«Алангасары отправились на Восток
и превратились в горы».

ЦЕНТОН ВОДЫ

Хочешь посмотреть на озеро, а никак:
До тебя на него уже посмотрели.
Озеро на закате есть алый мрак;
Дворец, где играют свирели.

Даже гибкое отражение здания
Отражает ни в коем случае не себя самоё,
Но только порывы, намеренья и амплитудные колебания
И тихое-тихое тихой водою поёт.

А водомерки собой воплощают сущность хождения —
Опрокинутого скольжения строго по лону вод.
Стало быть: чувство смертности, стыд рождения.
Или наоборот.

Солнышко в озеро смотрит, сильно его смущает:
Ибо премного точней отражает своим закатом.
Отражает, стало быть – тащит и не пущает.
Опять цитата.

Липкое-липкое лето плохого года
Всё приравняло всему, но, вообще – не зря.
Так муравей исполняет свою природу
Становясь куском янтаря.
лягуха

Пятнадцатое января. Сорок шестой день зимы

Карен Тараян написал книгу, а я написал про его книгу. А Журнал "Формаслов", прекрасный, напечатал рецензию.

2020-й год вообще был богат на поэтические открытия и вот эта книжка - тоже открытие. В ней есть ещё одна попытка говорить о коммуникации в условиях тотальной дискоммуникации и даже утраты единого физического пространства. То есть, когда трансгрессия фактически невозможна.

Но это я тут умничаю, а книга хорошая очень!

Ссылка: https://formasloff.ru/2021/01/15/andrej-permjakov-nedelimoe-chestnoe-o-knige-k-tarajana/?fbclid=IwAR1y3aFaA8GMfo6_x0GYN7tKUiWAOsX390PK08fC46b-BPBnP_dn-v-2b4E

Собственно рецензия.

НЕДЕЛИМОЕ ЧЕСТНОЕ

Карен Тараян. Неделимое частное — М.: Воймега, 2020. — 84 c.

Любитель поэзии, давно знакомый с книгами издательства «Воймега» — а иных любителей поэзии нынче осталось мало — знает один из фирменных вариантов составления этим издательством своих книг. В первых текстах автор будто размечает некое поле экспериментов, а дальше начинается интересное и разное: от игры на этом поле до изменения размеров поля, его геометрии, положения в пространстве, соотношения с иными полями и прочих вариантов. Читатель доволен.

Начало книги Карена Тараяна, кажется, обещает такой приём. В первом же стихотворении автор объявляет о своём нежелании бежать в атаку и о желании играть словами. Мол, «это всё, что я хочу». В последующих текстах появляются, однако, сочинение на тему «Как я провёл эту жизнь», сама жизнь, как образ довольно адской кочегарки для обогревания Рая, и, наконец, Бог. Он (Бог) пребудет на страницах «Неделимого частного» несколько десятков раз. Или даже не Он, а разные они появятся — и «бог» и «господь» написаны непременно со строчной.

Немедленно по разграничении авторского мира, а мир этот, как мы поняли, выходит за пределы Вселенной, осязаемой непосредственно, начинается взаимопроникновение действительностей. При том факте, что сущее поделено внятно: адская область своим унынием, грустным ожиданием и непрерывно-бессмысленным тревожным обучением напоминает миры, куда попадают испуганные персонажи Линор Горалик; ангелы есть ангелы, у них своя доля; в среднем слое, где обитаем условные мы, царит настроение, часто встречающееся в стихах Сергея Круглова. Только жители стихов Тараяна чуть более буйные — они вечно провоцируют огонь на себя. Небесный огонь или адский — там уж как придётся. Кроме того, всё это крутится на вполне буддийском колесе: «ступица объединяет спицы/центры окружены провинциями».

Границы, вроде, преодолимы. И это не безопасная ленивая трансгрессия, заполонившая большущую часть современной поэзии. Исследование сопредельных областей сопряжено с немалым риском. Хотя бы по причине неясности того, где исследователь, а где объект изучения. Тут делаются понятней эпатажные слова первого стихотворения о любви к игре словами. Игра та — особого рода. Об умении Тараяна обращаться с метафорами писала Ольга Балла в рецензии на сайте «Лиterraтура»[1]. Но метафорами дело не исчерпывается. Чаще игра идёт на уровне непрояснённого денотата — знаки, вроде, очевидны, а означаемое туманно, хотя на первый взгляд вполне предъявлено:

* * *
первое было слово
и слово было у бога
и слово было богово
и слово было бог

но слово съела корова
и не дождавшись второго
уползла в своё логово
легла на пятнистый бок…


Дразнилку про неверного обещалкина и корову человек выучивает обычно в средней группе детского сада. Только в том возрасте он, как правило, не знает ни о скандинавской первичной корове Аудумле, ни о египетской небесной Мехурт. А потом знает и думает. Ясным также становится и написание бога со строчной. Разные методы исследования приводят к разным познаниям разных богов — примерно так обстоит дело с положением частиц в квантовой физике. С маленьким богом один лирический герой стихов Тараяна может судиться за избавление от ада и радостно выиграть суд. Не прекратив, разумеется, при этом собственного нытья.

Или, к примеру, существует определение, уважаемое даже многими атеистами: «Бог есть любовь». Пожалуйста: в рецензируемой книге искусственный интеллект Миша полюбил искусственного интеллекта Алису. Мобилизовал людей, населяющих Землю. Часть людей отправил в спячку, часть употребил на строительство некоего аналога Вавилонской башни. Добыл своей возлюбленной желаемое ею. Это любовь? Любовь. Для людей он бог? Бог. Но что-то логически противоречивое в данной лавстори есть.

Впрочем, чего там о глобальном? Мы не способны понять божьего замысла даже в отношении столь простого и нелепого создания, как фламинго. Господь в книге Тараяна поясняет, песенку поёт, а нам всё равно неясно.

Можно ли обрести покой в собственном мире? Можно — иногда и почти:

<…>
печаль застоя радость бунта
в мелодии на раз-два-три
так невзначай касались будто
чего-то важного внутри

закат из красного стал медным
а город жил гремел дышал
и этот звук инопланетный
лишь только мне принадлежал


Однако в тексте, расположенном неподалеку от приведённого выше, случайный собеседник принимает лирического героя за некоего Аркадия и персонажи долго, интересно общаются. То есть, окружающий мир принадлежит персонажу, а сам он принадлежит собеседнику на правах Аркадия. Настоящий же Аркадий ничего о ситуации не знает. Получаются совершенно разные, непересекающиеся миры!

Для пояснения: возьмём всё население Земли. Вычтем несмышлёнышей, маразматиков, эффективных менеджеров, дайверов во время погружения и ещё категорий сто. Всё равно остаются миллиарды разных миров, почти недоступных взаимному познанию. Тут не солипсизм, тут грустнее. Пусть есть бог или даже Бог, объединяющий всё. Но это ничего не проясняет, это лишь вносит дополнительное измерение. Оттого финал следующего текста грустен до трагедии:

<…>
Мы танцуем пьяные на балконе.
Шум и крики, расколоченное окно.
Это не одобрит бог, нарисованный на иконе.
Настоящему всё равно.


Господне равнодушие тут («Н[2]астоящему всё равно») — не равнодушие удалившегося от мира Владыки в духе зороастризма, езидской веры, культа вуду, либо иных учений, допускающих дуализм. Нет, тут имеет место некая близкая непроницаемость. Кажется, барьер можно преодолеть средствами поэзии (в широком смысле термина), но скорее поэзия лишь добавляет ещё одно измерение, создавая персональное богословие. И в рамках этой персонализированности познание, наверно возможно. Гарантии, разумеется, нет. Да и шансов немного, прямо скажем. Но это ж не повод прекращать игру словами — она всерьёз ведётся, игра-то!

Аналог этой игры — занятие воздухом. Сергей Гандевский, вспоминая много лет назад об Александре Сопровском, рассказал о случае, когда водитель одной экспедиции, сочтя её работу бессмысленной, уволился, сказав: «Воздухом вы тут занимаетесь». Далее Гандлевский написал: «Так вот, Сопровский занимался главным образом воздухом. Пользу его жизни трудно потрогать руками»[3]. Подобный тип поэтики мы наблюдаем и в этой книге. Главное ускользает всегда, главное руками не потрогаешь. Для главного поэзия нужна.

Есть ли у рецензента принципиальные расхождения с автором прочитанной книги? Принципиальных нет, но существенные — возможно. Читаем:

Неужели у тебя не бывает такого чувства,
что уму нужен качественный скачок? —

Не бывает. Вот правда не бывает. Не в уме дело. Точнее, не в свойствах ума, измеряемых здешними цифрами. Но, кажется, автор и сам это знает. И вопросы задаёт с разными целями и разными интонациями, ненавязчиво.

Андрей Пермяков
лягуха

Десятое января. Сорок первый день зимы

Про семью я пишу сравнительно редко. Вернее, не так редко, как в формате «хихи-хаха и фотокарточки». А тут было сразу несколько поводов.

Начнём с давних-предавних дней. Феде исполнилось года полтора, говорить он толком не умеет, стоит в кроватке, вертит головой, играть зовёт. Потом замирает, глядит вокруг и начинает:

- Я. Я. Я-я-я-я!!!

Хохочет, и делается прыгать, как …, ну, скажем, козлик, повторяя «я-я-я» в разных темпах и сочетаниях. Бывает такое внезапное осознание личности. В самом разном возрасте.

Проходит много лет, у Нины экзамен по философии. От экзамена того её с души воротит. Так-то она нормально к экзаменам, а к этому — ненормально. Я ей ещё на первом её курсе говорил, что по её специальности, кроме предметов, относящихся собственно к педагогике, самым важным будет право, чтоб не нарваться, ибо в работе с детьми это очень просто, а на втором месте — наверное, философия. Особенно если заниматься чем-то имеющим отношение к науке.

Про право она понимает, а про философию отрицает. Тем не менее, готовимся в формате: «Папа, расскажи однозначными словами про имена и направления, чтоб было понятно, а я буду спорить».

Ладно. В какой-то момент я говорю:
— Ну, вот смотри. Почему у нас ты родилась?

Ответ попытался быть в доступных лозунгах:
— Как? Вы что ли меня не хотели? Ты что говоришь?
— Не. Про другое: почему родилась именно ты? Не Маша, не Катя, не другая Нина?

Дитё имело выражение лица, ровно как у Феди тогда, но прыгать не стало. Ушло думать и думало пять минут.

Там дальнейших ход вопросов-ответов тоже понятен из буддийских друзей:

— Скажи, почему я родился?
— Кто родился?

Но чтоб личность потерять, надо её надолго обрести.

Что важно: ни раннее, ни позднее, ни глубокое, ни мелкое осознание своей личности почти не влияет на поведенческие стратегии. Скажем, Федя всегда стремился быть, скорей, «не хуже других». То есть, попав немножко даже случайно из совсем никакой школы в приличный лицей, после первой парочки моральных айайайев от преподов, стал учиться вполне даже круто.

Перейдя оттуда в неплохую, но более простую подмосковную школу, сперва был лучше очень многих, затем стал не хуже прочих, выделяясь, скорее, бесячеством. Но тож без фанатизма. Поступив на геолога, тож закончился сессию на пятерки, хотя раньше особо этой темой не страдал.

А Нина своеобразно всегда тянулась к хорошему. То есть, для первого класса костюм блондинки был подобран идеально. Розовыми были даже кроссовки и кепочка. Ну, и далее всякое там отслеживание тредов. Даже «кризис второго курса», мы прошли как положено, сменив в начале этого самого курса место учёбы.

Я очень боялся, что подобные стратегии приведут к поиску «Самого Лучшего Мальчика», а такие поиски иногда завершаются плохо. Однако тут помогло очередное мировое обострение фем-повестки. Раз хороших мальчиков нет, то и…

У меня самого кризисов идентификации не было никогда. Поняв, что особыми талантами не блещу, решил выполнить обязательную программу: учёба-работа-семья-жильё, а уж там — как получится. Высоких материальных целей тоже не ставил. Но вот понимание себя, как личности, было, вроде, всегда.

Поэтому, крестившись поздно, в семнадцать лет, крестился именно в Православие. Всё-таки, в отличие от католиков и протестантов, у нас нет жёсткого деления на Откровение естественное и Откровение сверхъестественное. Бог открывает Себя в природе столь же прекрасным образом, что и в чудесах. Но чудеса редки, а природа есть всегда.

Сижу, значит, думаю после разговора с Ниной обо всём таком, и тут АННА ЖУЧКОВА поздравляет всех с Рождеством: «А вот в историю Христа больше не верю. Мы выходим из христианской эпохи. Мы уже больше неё. В открытом огромном мире природных сил и Вселенских взаимодействий.

Христианство - это как укрупненный кадр одной человеческой жизни: выбирай правильный путь или проиграешь. И все праздники христианские связаны с одной человеческой жизнью: зачатие, рождение, муки, смерть, воскресение.

А вечная жизнь - больше. Ты умрёшь - и будешь жить в детях. А потом родишься снова. Или уйдёшь в другие миры.

Христианство прекрасно, оно учит смирению - жизни с миром и постижению духа. Но мы шагнули уже за его пределы. Вбирая его истины, мы готовы идти вперёд.

Туда, где нас ждёт Бог-отец. Как детей, сотворенных по Его образу и подобию, а значит - равных Ему».


Собственно, в другом своём посте Анна почти сразу пишет: «Первым делом я нападаю и провоцирую». Это она реально умеет превосходно!

Но что нам тут предложено? Это зависит от понимания термина «равны Ему». Если равны и потенциально едины в своей высоте, будет некое из адвайтистских течений. Если равны при осознании каждым из нас своего недостоинства, тут быстро-быстро пойдём в направлении Махаяны, достигнув отрицания себя как цельной личности и становясь конгломератом скандх.
Упаси Бог, конечно, тут ругаться. У меня вообще любимая книга, посвящённая методикам и сущности познания: «Непосредственное и опосредованное восприятие: спор между буддийскими и брахманистскими философами (медленное чтение текстов)», автор — Виктория Георгиевна Лысенко (рекомендую по ссылке): https://iphras.ru/uplfile/root/biblio/2011/lysenko.pdf

Просто мне как-то невероятно дорога моя личность. Тут есть два момента, для чего она может быть нужна. Или для Финальной Битвы, когда каждый будет на счету, или просто так, «по бесконечной милости Божией».

Второй вариант, конечно, приятнее.
лягуха

Верба расцвела

Верба, как и положено, распустилась на четвёртое декабря, на праздник введения Богородицы во храм. Но диво в том, что верба так и осталась с сержками больше, чем на Пасху иногда! Хотя на улице было и минус десять, и холоднее.

Это что-то означает или не знаю. Кроме того, прилетела громадная стая свиристелей, они туда-сюда летают и остатки ягодок клюют.






Из нашего окна начинающийся лесок выглядит так

лягуха

Кто же его посадит

Это Юрий Никулин в городе Демидове Смоленской области. Город раньше назывался Поречье, но когда Никулин родился, уже был Демидовым. А Никулину скоро-скоро, в следующем году, будет 100 лет.

Когда-то в Демидове была таможня, потом население достигало 10 000 человек, а сейчас осталось 6 000, но всё чистенько. Есть храм Покрова Богородицы (маленький) и Успенья Богородицы (почти огромадный). Оба выкрашены в голубой цвет. Ещё есть столовая Поречье, где мы ели, а больше ничего не обнаружили.

лягуха

Нас опубликовали!

Вот тут. В прекрасном журнале "Формаслов". https://formasloff.ru/2019/10/15/andrej-permyakov-pokrov/

С фотокарточкой!



Там ещё комментарий есть, это совсем отлично!


Перед осадками

Тихие стояли тихие недели.
На земле стояли, налегке летели.
На земле стояли, лапами качали.
Тихие недели — малые печали.

Тихие недели — время электричек,
комнатных девчушек, маленьких привычек,
журавлиных точек, муравьиных кочек,
золотых печурок, торопливых дочек.

Тихие недели даром пролетели.
Птицы не успели, рыбы не доели.
В слове «неужели» листья порыжели.
Люди что-то пили, люди тихо пели.

Без великой цели видные едва ли,
тихие недели тихо бытовали:
лютики в портфеле, лучики в подвале.

Плыли еле-еле — над водой летали.
Жили, как умели — плохо помирали.Collapse )
лягуха

Это важно

"Можно ли есть морепродукты в Великий пост?

Морепродукты в Великий пост кушать можно. Но чисто практический совет: не увлекаться.

Можно ли есть креветки и кальмары в Великий пост?

Креветки и кальмары в пост есть разрешается. Они относятся к морепродуктам".

Полностью ответы тут: https://foma.ru/chto-mozhno-v-post.html#eat

Это очень правильно и хорошо!

Будем есть авокаду с креветками!
лягуха

Ездили к Прокудину-Горскому

Был тут, в ЖЖ, такой старый-добрый жанр, как отчёт о поездках. Ну, вот. Пора бы. Это, кстати, был первый наш выезд на своей машинке. Машинку зовут Жаба Василиса, а по породе она - Рено Дастер. Тут её фотокарточек нет, но затем будут.

Итак, от нас, от посёлка Вольгинский, ехать надо в сторону города Киржач. Обитателям более населённых мест ориентир тот же: идя по трассе М7 "Волга", в Покрове, в самом центре города, сворачиваете на Киржач. Езжайте всё прямо, через Перново, Панфилово и Новосёлово. Сразу почти за Новосёлово - направо. Там будет село Знаменское и приметная церковь. Тоже, понятное дело, Знаменская. В честь иконы Божией Матери "Знамение". Вот она (не икона, но церковь):


Collapse )
лягуха

Опять дивлюсь

Не понимаю, что удивительного и неприятного в этой истории, где западный журналист кушал мозг трупа в соответствии с ритуалами агхори? Несколько лет назад на ленте (не буду врать, может, и не на ленте) была статья, где тоже журналист описывал аналогичный процесс много красочнее. Цитирую по памяти: "Надо дождаться, когда на погребальном костре лопнет череп. А он лопается с совершенно волшебным звуком. После этого надо быстро надрезать кожу и пальцами достать мозг, чтобы не обжечься".

А другой тожежурналист рассказывал, как он участвовал в ритуале агхори, подразумевающем разведение костра во рту умершего человека путём наливания в тот рот масла и вставление фитиля. Он, журналист, будучи голым, сидел на голом же трупе пятнадцатилетней барышни, жёг костёр в её рту. Барышню стало корёжить, она начала вставать, он её укладывать и т.д. Говорит, испытал редчайшее просветление.

Что касается меня, я б без колебаний и радостно поучаствовал в нямкании мозга но при двух условиях: а) этот ритуал предназначен именно для просветления, а не означает инициацию в культ, потому что я - православный и мне нельзя соучаствовать в молениях иноверцев; б) по той же причине не стал бы кушать мозг во время Великого поста.
А так - да, агхори это сравнительно новая секта, но наследует древним традициям древней веры поклонников Шивы.

ЗЫ: Кузнецова "Я пил из черепа отца за правду на Земле" все читали и многие хвалили. А как до практического воплощения доходит, так - ойвсё