Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

лягуха

Перепись грядёт, можно глумиться

Начинается перепись населения и такую возможность для глума пропускать, думаю, не след! Самый простой вариант - игнор и избегание - не сработает: нацдемы предлагали такое в 2010-м году, но переписчики прост взяли сведения из домовых книг и всё.

В этом году можно переписываться на Госуслугах. Самый очевидный способ поприкалываться - национальная принадлежность. В 2002-м я записался как "Уральский папуас", потому что был с похмелья и похож. В 2010-м, как мы помним, выбор национальностей был ограничен, но среди прочих была нация "хуй". Это такой подвид китайцев. Я хотел так сделать, но, повторим, переписывали по домовым книгам: КВАртира которую мы тогда снимали, официально числилась пустой, к нам никто не пришёл:(.

В этом году с национальностями полная свобода. Соответственно, можно делать как предложила Ольга "Конституция" Мисик - записываться той нацией, где есть хотя бы один дальний предок; можно на Госуслугах вписывать всякие эрративы относительно прилагательного "русский" - тут перестановка первых трёх-четырёх букв даёт волшебные результаты:). Можно записываться драконами и всякими хоббитами. Я пока склоняюсь к хоббиту, но решу при заполнении.

Или предлагайте идеи! Это благодатный повод для отжига, такого долго не будет!


UPD: даю ссылку на статью о переписи и две цитаты.

Раз: "Последние переписи показали наличие среди россиян «эльфов», «единорогов», «троллей». Во время переписи 2002 года выявился «последний могиканин» — так назвался один из опрошенных, рассказали РБК в Росстате. Однако доля смешных и парадоксальных ответов укладывается в статистическую погрешность и не влияет на общие итоги переписи". - стало быть, если глум будет массовым - система треснет!

Два: "Без переписи, которая выверяет ошибки статистики, накопленные за десять лет, регионы и государство в целом как без рук". - а теперь думаем, мы за государство с руками или без рук?

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/15/10/2021/6166e5b09a79479fe47aeb73?from=from_main_4
лягуха

О крышесносной книжке

Прочитал книжку «Мумонкан. Застава без ворот. Сорок восемь классических коанов дзен. Комментарии Р.Х. Блайс. Предисловие — Дайсэцу Судзуки, который Величайший.

Сами коаны, как коаны. Некоторые очень понятные и практические. Собственно, назначенные к достижению просветления:

«Какой бы вопрос о дзэн ему ни задавали, Гутэй просто показывал палец. Однажды у него был прислужник, которого посетитель спросил:
— Что главное в учении Мастера?
Мальчик показал ему палец.
Однажды Гутэй, спрятав нож в рукав, спросил мальчика:
— Я слышал, ты понимаешь смысл буддизма. Это правда?
— Да, это правда, — ответил мальчик.
— Что же такое Будда? — спросил Гутэй. Мальчик показал ему палец. Гутэй отсек его ножом.
Когда мальчик с криком бросился прочь, Гутэй позвал его. Мальчик повернул голову, и Гутэй спросил:
— Что же такое Будда?
Мальчик поднял руку [чтобы показать палец], но увидел, что пальца нет, и был внезапно просветлен».


Другие коаны, например, о тимбилдинге:

«Однажды монахи западного и восточного крыла ссорились из-за кошки. Нансэн поднял кошку и сказал:
— Слушайте меня, монахи! Если кто-нибудь из вас сможет сказать хотя бы одно слово дзэн, я выпущу ее; если нет, я убью ее!
Ему никто не ответил, и он убил кошку. К вечеру в монастырь вернулся Дзёсю. Узнав от Нансэна о случившемся, он снял туфлю, положил ее себе на голову и ушел.
— Если бы ты был здесь утром, я бы пощадил кошку! — воскликнул Нансэн».


Есть действительно короткие и глубокие, над которыми можно зависать девять или девяносто девять дней:

Хоэн из Тодзана сказал: «Сяка и Мироку — слуги кого-то другого. Скажи мне, кто этот Другой?»

То есть, кому служат Будда Майтрейя и Будда Шакьямуни. Это с ума сойти можно.

Но самое интересное — комментарии комментатора. Вернее, комментарии комментатора комментатора. Потому что «Мумонкан» представляет собой сборник коанов с комментариями Мумона, а Блайс комментирует комментарии Мумона. И тут наступает полное такое.

Реджинальд Х. Блайс был интересной личностью. Уехал в Индию, женился на японке, в годы Второй мировой был очень лоялен Императору, но всё равно сидел в лагере для интернированных. После войны тоже не огрёб, а стал важным человеком во взаимодействии Японии с победителями. Вернул интерес к хайку в западной культуре. Ну, словом, его биографию прочесть можно хоть где.

«Мумонкан» — это один том из пятитомника классической дзенской литературы, подготовленного Блайсом. В комментариях и в других своих книжках Блайс активно топит за просветление, говорит о путях, но сам же пишет: «В соответствии с традиционными представлениями, сатори идет вначале и лишь потом — приложение сатори, в частности, к проблемам практической жизни. Но на самом деле просветленность НЕ гарантирует улучшения характера, мировоззрения и эстетического чутья, не говоря уже об интеллектуальных способностях, умении выявлять ошибочные мнения и разоблачать псевдопоэтические предрассудки. Помогает ли нам в этом внимательное изучение сорока восьми случаев Мумонкана? Думаю, что да. Мешает ли нам в этом «просветление»? Думаю, что тоже да, потому что «просветленный» становится самодовольным…».

Но это ладно. Я хотел репостнуть тут одно его высказывание, что б вызвать известную реакцию пригорания у феминисток. Высказывание такое: «Буддизм всегда был настроенным против женщин даже больше, чем христианство, основатель которого, кажется, находил иногда вдохновение в присутствии женщин. Женщины иногда встречаются в сутрах, но едва ли в хорошем смысле…».

Однако через сорок страниц в книге идёт такое: «Женщинам дзэн присущ от рождения, тогда как мужчинам навязывают дзэн обстоятельства. Рий, а вместе с ней и Момё Босацу, превзошли Манджушри — самое мудрое, с буддистской точки зрения, существо в мире. Мудрость животных — названная Хаксли животным благородством (animal grace), поскольку она полностью интуитивна, — превосходит в живости любую человеческую мудрость, к которой неизбежно примешана доля бесплодной мысли». Тут обижаться должны мужчины, как мы понимаем.

И это только начало угара.

Естественно, Блайс много пишет про Будду. Всё добром, всё славно, а затем: «Мне кажется, что Будда был впечатляющей, но непривлекательной личностью, подобно Альберту Швейцеру. Отсутствие юмора в словах Будды, его непогрешимость, безэмоциональность, антифеминизм, педантизм и непоэтичность вызывают отвращение. Несмотря на, а скорее, благодаря раздражительности, страстности мыслей и чувств, мазохизму и садизму, ненависти к лицемерам и презрению к своим глуповатым и трусливым ученикам, страх смерти и сомнение в Боге — я говорю, несмотря на все это, или благодаря всему этому, мне больше нравится Христос, и к нему у меня возникают теплые дружеские чувства. От Будды же, когда я вижу его отрешенно сидящим вдали от человечества, на меня веет холодом и отстраненностью».

И дальше: «… произнеся слово «Будда», нужно три дня полоскать рот. Будь Дайбай человеком понимания, он заткнул бы уши и бросился наутек, едва услышав, как Басо говорит «Ум — это Будда».

И ещё дальше: «Произнеси слово «Будда» — и ты барахтаешься в грязной луже. Произнеси слово «дзэн» — и лицо у тебя краснеет от стыда, как свекла».

То есть, человек, изучивший чужую культуру, отдаёт преимущество христианству? Тоже нет. Читаем дальше, получается всё наоборот: «В Эйсэн-но мими-арай есть известная притча. Император Гё объявил о своем решении покинуть престол и направил гонца к отшельнику по имени Кёю, приглашая его прийти в столицу и принять бразды правления Империей. Предание гласит, что Кёю не просто наотрез отказался. Выслушав столь непристойное предложение, он отправился к реке Эй, чтобы вымыть себе уши. Другой отшельник Софу, пришедший к реке напоить своего быка и увидевший, как Кёю промывает уши, поскорее увел быка, говоря, что не позволит ему пить такую грязную воду.
Подобных притч не встретишь в христианской традиции. Там слова «религиозный» и «набожный» могут быть положительными характеристиками человека. Однако дзэн тошнит от избытка дзэн, (Дзэнский) Будда любит иногда расслабиться, похлопать мух, почитать детектив или переесть взбитых сливок».


То есть, книгу вполне можно перечитывать кучу или четыре кучи раз, а в противоречиях разбираться или не след, или само станет понятно. Это как Хэгакурэ или похоже, вот.

#осеньосень, #10книг
лягуха

О нас ещё раз пишут



Отклики на свою литературную продукцию получать приятно почти всегда. Особенно, может быть, когда эти отклики не предусмотрены жанром. То есть, я сочинил критику, а на эту критику сделали обзор!

Артём Пудов пишет в журнале "Знамя": "Андрей Пермяков. Свое, чужое. О книгах про дачную жизнь, хотя дач теперь не существует, или О приручении домов («Новый мир», № 4, 2021)


"Статья литературного критика, поэта и прозаика Андрея Пермякова начинается, казалось бы, с простой констатации факта: три четверти населения России — городские жители. Следовательно — стоит ли всерьез говорить о современной деревенской прозе? Пермяков считает дачу не менее важным социальным и литературным явлением, совершенно не относясь, в отличие от многих россиян, к ее почитателям. Через анализ произведений критик успевает за­тронуть множество параллельных литературе тем и высказать свое мнение, далеко не всегда совпадающее с каноном. Пермяков ироничен, даже саркастичен в первой части статьи, когда пишет о прозе и публицистике Дениса Драгунского, при этом выводы его об удивительной переменчивости в высказываниях писателя, особенно когда дело касается воспоминаний о детстве, убедительны: «Опять самоопровержение? Нет, это стиль: в каждой отдельной статье внутренние противоречия есть, а в совокупности статей противоречий нет. Вернее, нет иных противоречий, кроме антитез, служащих законам логики». При этом надо отметить, что, анализируя прозу Анны Бабяшкиной, Дарьи Бобылевой, Ирины Богатыревой, критик не злоупотребляет ни черными, ни белыми красками. В «Своем, чужом» автор часто рискует и не боится «прикасаться» к уже признанным всеми классикам (в рассуждениях об Иване Шмелеве и Ильфе и Петрове), однако никогда не переходит границ.

Особенно интересен в статье анализ эссе Анастасии Мироновой (ее роман «Мама!!!» был опубликован в № 11 «Знамени» за 2019 год) под безапелляционным названием «Почему российская дача убивает». Пермяков солидарен с выводами Мироновой, которые поначалу можно счесть экстравагантными: «Дача должна быть небольшая… На даче не должно быть никаких грядок… Цветы, не требующие косьбы… Нормальная кухня и минимум 10 соток земли… Во всех других сочетаниях она лишь отнимает у человека здоровье». Сочетание вызова с отсутствием излишней резкости и парадоксальных сопоставлений без «мудрствования» — безусловно, сильные стороны статьи Пермякова".

Я сначала, вроде, со многим не согласился: и над Драгунским я не особо прикалываюсь, а отслеживаю эволюцию его мнений, и Миронову не особо перехваливал, и.... Но в целом верно: я считаю, что нужна не дача в её прежнем варианте, а загородный дом, второе жильё. Лучше если там кто-то будет жить постоянно, но это уж зависит от величины и состава семьи.

И тут же в тему произошёл разговор с Ниной. Она продолжает учиться на третьем курсе, учится на педагога-дефектолога, и ставит всем диагнозы. Сказала опять, что я травмированный сильно в детстве. Я над этим ржу, потому что такое мнение - универсальное и про всех, кроме того, я слышал про другие детства и наблюдал их. У меня было ещё норм.

С другой стороны, если мы возьмём травмы сугубо физические, то первое моё воспоминание, это как я стою в кроватке, мне годика полтора, мама красится у зеркала, я тяну к ней руки, рядом где-то бабушка. Тут в гости приходит вторая бабушка, которая Тоня. Баба Нюра идёт открывать дверь, я продолжаю тянуться и совершаю полёт через перила кровати. Все забегали и пр, но я всегда был мяконький и ничего не случилось.

Самое второе воспоминание - это как я иду из большой комнаты через кухню и хватаюсь за ухват, который только что побывал в печке. На руку сыпят соду, заматывают бинтом и пр.

Третье воспоминание - я уже взрослый был, три года. Родители получили КВАртиру, празднуют новоселье, бабушка с дедом наводят осенний порядок в огороде, я рядом колупаюсь. Решил сделать из яркого пластмассового трактора и ковша для воды экскаватор. Не хватило каких-то деталек, пошёл в избу. Там оказался открытый подпол, потому что сушили картошку.

Как летел - не помню, а последующую суету - помню.

Потом уже, лет с четырёх всё помню подряд. Я тут это к чему? К тому, что жизнь в частном доме сопряжена с риском повышенной травматизации детей. Ну, и вот. А больше - ничего. Так-то дом нужен! Старый домик жив, вот он на фото, только лип нет.

Ссылка на статью Артёма Пудова вот: https://magazines.gorky.media/znamia/2021/10/na-ostrie-mnenij.html

#осеньосень
лягуха

Мы пишем, нас публикуют

Опять хвастаюсь публикацией.

Так-то, конечно, я очень жду триллиарды откликов на книжку "Те, кто могли быть Москвой", частично вышедшую в Новом мире, и даже ссылку кину снова: http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2021_9/Content/Publication6_7835/Default.aspx. Но, тем временем, готовится второе издание книги "Тяжкие кони Ополья". По такому случаю в "Артикуляции" выложены несколько глав той книги. Не те, которые выходили ранее в "Волге", а другие. Спасибо тебе опять, агромадное, Анна Голубкова!
Суть и цель написания книги изложена в преамбуле по ссылке, а смысл примерно такой:

"Выхухоль есть полулитровая речная мышь. Только хвост не мышиный, сплюснутый. Ещё выхухоль похожа на карту России: тоже сильно вытянутая. А хвост напоминает Камчатку. Её, конечно, символом всей нашей страны не изберут, но вот талисманом какого-нибудь чемпионата — хорошо б. У неё ж не только название смешное, она вся смешная. Раньше выхухоли много водилось, а теперь мало стало. Говорят, ондатры виноваты. Некоторые ещё человека ругают, но человека все ругают, это легко. Хотя ондатр тоже человек выпустил, конечно. Да и сетями рыбачить любит опять-таки человек. Сети он потом в озере оставляет, а выхоухоли гибнут. И выхухолята тоже. Поймать бы этого человека, учинить ему воспитательную работу. Но разве поймаешь? Он, ведь, наверное, такой один. Остальные-то мы не такие, мы — хорошие".

Что удивляет спустя годы, так это какие-то раблезианские количества алкоголя, сопровождавшие тогдашнюю жизнь. В первой из выложенных глав с угаром рассказано, как я чуть не отбыл в страну вечного автостопа заночевав у бухарика, который газ открыл, но не зажёг. И подобного было много, но, по счастью - обошлось.

А остальные три главы - про Президента и вице-президентов. Потому что Boris Volchenkov есть Президент Общества изучения Владимиро-Суздальского Ополья, а Сергей Хламов и Петр Размазин - вице-президенты.

Правда, про Петра есть отдельная глава, в эту публикацию не вошедшая, а Борис Алексеевич Волченков за прошедшие годы опубликовал и продолжает публиковать совершенно удивительные документы из архива Гаврилово-Посадской ратуши, но книга всегда есть фиксация момента, переписывать её постоянно - не дело. Тем более, что память Бориса Алексеевича меня поражала уже тогда и хуже с годами не стала.
Ну, и вот. Читайте, пожалуйста, буду очень рад!

http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2021_9/Content/Publication6_7835/Default.aspx

#осеньосень
лягуха

Читательское, доброе





Ещё (не)маленькие читательские радости. Поэт Александр Пылькин нам очень мил, знающим людям мил, стихи выкладывает в ФБ регулярно, стихи отличные.

Но если мы глянем в Журнальный зал, дак увидим там крайне незначительное число публикаций. И вообще автор гораздо более знаменит, как философ. Конечно, я думал, что книги у него нет.

И тут рязанские гости привезли! Оказывается, книжка есть, издана предивно, но издана двадцать лет назад. Рецензию никуда не возьмут:(.

Зато читаю с удовольствием!! Валяюсь и читаю. Как классику, как надо!
Спасибо всем причастным.

#осеньосень, #10книг
лягуха

Из книги Марка Форсайта "Краткая история пьянства от каменного века до наших дней"



Повторю прошлогодний потс

Альпина нон-фикшн, Москва, 2018.

Как говорится, "если ваша вечеринка не похоже на что-то такое, и не пытайтесь меня туда звать:

"Праздник опьянения представлял собой ежегодные (или, возможно, устраиваемые каждые два года) торжества в честь богини Хатхор и спасения человечества благодаря чуду с пивом. Торжества совпадали с ежегодным разливом Нила, несущим Египту плодородие и, по преданию, знаменовавшим возвращение Хатхор из ссылки на дальнем юге. Проходили празднества в храме Хатхор, куда толпами стекались богатые египтяне — в том числе знать и представители царской семьи. Зрелище наверняка было впечатляющее.

Действо начиналось с наступлением сумерек. Толпа поклонников богини, расположившись на восточном берегу Нила, провожала заходящее на противоположном берегу солнце. На праздник являлись нарядными, женщины надевали драгоценные оплечья-ускхи, обводили глаза краской, голову украшали венком. Все мазались мирром, натирались благовониями, шагали по россыпям цветов, источающим чудесные ароматы, — воздух наполнялся божественным благоуханием.

И вот, все в предвкушении. Позади толпы — храм, дожидающийся прибытия богини. Как сказано в одном стихотворении, храм «словно пьяная женщина / усевшаяся рядом с обиталищем [божества] / косы ее льются на прекрасную грудь / лен и покрывала в руках ее».

С минуты на минуту на Ниле должна показаться церемониальная баржа, которую течение несет к собравшимся. Хатхор возвращается! Под бой ручных барабанов баржа причаливает и швартуется. На борт поднимается жрец с чашей багряного подкрашенного пива и подношением богине.

Кто изображал богиню, боюсь, нам не известно. Может, это был человек в костюме Хатхор, может, статуя, а может, еще что-то. Но важно, что Хатхор пила (или статую окропляли пивом), и толпа взрывалась ликующим ревом.

Под барабанный бой Хатхор сходит на берег. Ее окружает процессия жрецов и танцоров, исполняющих традиционный танец пития — правая рука поднята и согнута в локте под прямым углом. Хатхор вернулась с юга, и, видимо, поэтому танцоры наряжены животными — на них костюмы павианов, мартышек — в знак того, что богине подвластна вся природа. Кое-где попадаются даже экзотические одеяния нубийцев.

Толпа расступается, и Хатхор шествует через ворота храма на передний двор. Ну да, я сказал «расступается», но на самом деле все по-прежнему толпятся и теснятся. Каждый старается обеспечить себе обзор, кто-то залезает на гигантские статуи по бокам от входа и на верхнюю перекладину ворот, чтобы лучше было видно. Никакой церемониальной торжественности и чинности, кругом творится хаос. Праздник опьянения как-никак.

Во дворе храма переходят к следующему этапу празднества — битью шаров. Без всякого сексуального подтекста, что редкость для Древнего Египта. Шары глиняные и символизируют глаза врагов богини. То есть это зло, и верховный почитатель богини (фараон, если он присутствует на празднике) бьет по ним большой палкой. Как именно бьет — разбивает шары вдребезги или символически их касается — неизвестно. Но учитывая, что их диаметр всего сантиметра два-три, а длина палки — около метра, получается, надо полагать, какая-то древняя разновидность гольфа.

После битья шаров фараон покидает праздник — и вот теперь начинается истинное веселье. Вино и пиво льются рекой, закуски же, наоборот, ничтожно мало. Как и прежде, цель одна — сакральное опьянение. Если хотите угодить небесам — пейте так, чтобы они содрогнулись.
В отблесках жаровен, освещающих двор и колонный зал, по рукам идут чаши с вином. Вино пьют залпом, с религиозным рвением. Напиваются в дым. Жрец, взойдя на помост, декламирует гимны. Это на случай, если кто-то вдруг забыл, по какому поводу собрались:

Да будем же пить и вкушать с пиршественного стола!
Будем веселиться, ликовать и радоваться!
Пусть снизойдет к нам Бастет!
Напьемся в ее честь на этом пьяном пиру.

Кроме того, он напоминает собравшимся и о других целях празднования:

Будем же пить, будем же есть, будем же трахаться.

Обычно последнее переводят как «будем совокупляться», но, честно говоря, для того, что происходит потом, приличные слова не годятся. Начинается свальный грех. Это зрелище оскорбило бы чувства современного человека, но египтяне не были ни современными, ни настолько чувствительными. В их культуре плотские утехи превозносились и почитались. Собравшиеся благоухают ароматными маслами (которыми обмазывали себя целиком), на небе россыпь звезд, сияет (наверное) луна, и все уже основательно подогреты. Да и жрец призывает. Поэтому — да, они трахаются прямо там, в храмовом зале. Собственно, он так и называется — «Зал прогулок по болотам».

Все равно для нас это странно, и вы наверняка задаетесь вопросом: «А если кто-нибудь забеременеет?» И такое случалось. Зачатие в пьяной праздничной свалке от абсолютно незнакомого человека было вполне в порядке вещей. Дети, зачатые в подобных обстоятельствах, пользовались почетом и, вырастая, не только с легкостью пополняли ряды жрецов, но и хвалились своим происхождением. Некий обладатель удобопроизносимого имени Кенхикхопшеф воздвиг себе памятник (и это для египтян тоже в порядке вещей), надпись на котором гласила:

"Я был зачат на храмовом дворе, у врат близ Дейр-эль-Бахри, ведущих к усыпальнице Мен сет. Я вкушал жертвенный хлеб священников-чтецов рядом с великими духами акху. Я бродил по Долине цариц. Я провел ночь на переднем дворе. Я испил храмовой воды, и в переднем дворе [храма] Менет мне было явлено видение сияющей".

Кроме того, в завещании мать поставила Кенхикхопшефа выше остальных детей, так что и ее обстоятельства зачатия явно не смущали. Может, она даже сохранила о них теплые воспоминания.
Гораздо более насущный вопрос — как во время оргий египтянам удавалось сочетать секс со рвотой. Рвоты было много, поскольку она почему-то считалась неотъемлемой частью таинства . Для обладателей луженых желудков, способных удержать все выпитое, не выворачиваясь наизнанку, в пиво подмешивали травы, обладающие рвотным действием. Чтобы уж наверняка. А жаль, ведь в начале вечера все так приятно пахли.

Наконец поклонники Хатхор делали то, что сделает любой, напившись в хлам, протошнившись и накувыркавшись со всеми подряд. Они забывались сном. К рассвету Зал опьянения оглашался храпом лежащих вповалку участников празднества — тогда-то и совершалось волшебство.
До отключки напивались не все. Часть — как виночерпий в одной из вышеописанных сцен — обслуживали собравшихся и помогали при необходимости. И вот теперь, в тишине, они приступали к своей финальной задаче. В отдельном святилище в боковой части храма ждала своего часа величественная статуя Хатхор. Прислужники открывали двери и каким-то образом (каким — история умалчивает) вытаскивали статую в Зал опьянения. Разместив ее в самом центре и дождавшись, когда колоннаду пронзят первые рассветные лучи, они принимались бить в барабаны. Шум барабанов, бубнов и систров должен был разбудить пьяных до того, как они проспятся.

Любой, кого когда-нибудь грубо выдергивали из пьяного сна, наверняка помнит, какое смятение испытал. Где я? Кто я? Что я? А если в довершение ко всему над тобой громоздится озаренная рассветным солнцем богиня…

Именно к этому моменту, к этому мистическому откровению, все и вело, потому что в измененном состоянии сознания человек воспринимает богиню совсем не так, как трезвым будним вечером.

Напившись допьяна, они узрят богиню
Сквозь сосуд. Пейте воистину. Ешьте воистину.
Пейте, ешьте, пойте, Напивайтесь!

В этот миг идеального единения богиня могла исполнить любое желание, любую просьбу — хотя, подозреваю, у многих напрочь вышибало из памяти, о чем они собирались просить.
лягуха

Пеарим хорошее



Дивно прекрасный номер журнала "Вещь"! Уточняю: № 23, зелёненький, по ссылке https://www.senator-perm.ru/publish/vesch/ - на самом верху. Открывают его Евгения Риц прекрасными стихами, ещё есть Ольга Роленгоф с интересным материалом про Льва Давыдычева (ну, его ж признают великим везде, а не только в Перми? Это обязательно будет!).

Ещё там Руслан Комадей, Денис Колчин, Александр Корамыслов: все - с превосходными подборками!

Андрей Мансветов вспоминает Сашу Петрушкина...

Сергей Ивкин пишет о новой книге Кальпиди.

Словом, в Журнальном зале даж нечасто встречаются такие прекрасные номера.

А ещё я узнал, что знаменитый прозаик Любовь Соколова, обещавшая, что меня провезут по городу Перми в клетке, обрив наголо, проживает ныне в Болгарии. Это уже не так страшно, но всё равно в родную Пермь я езжу с опаскою и стараюсь поменьше где светиться.
лягуха

Статейку сочинил

Теперь уж окончательно скажут, что вся моя писанина связана с тем, что пишет Анна Голубкова, но правда: её телеграм-роман в канале anchentaube очень интересен. Даже моменты, которые автор излагает кратко и без обоснования. Например, про неорганичность рифмы и силлабо-тонического строя нашей поэзии.

Вдохновился на ответ, что разговоры такого рода только в журналах идут несколько веков, а корни этих разговоров лежат в незапамятном. Но если рифмы исчезнут, а строй переменится, так всяко не сегодня. Ибо сложившаяся ситуация с её ризоматичностью и прочим таким, очень удобна для всякообразных рифм и ритмических отсылок. Цитировал стихи, которые написали Алексей Александров, Рымбу Галина и Даниил Заточник. А из теории и критики цитировал Л.В. Костюкова, барона Розена, Юлию Качалкину, Максима Амелина и мн.др.

А потом завис: кому это надо? Подобное мне часто пишет Владимир Иванов, но я и сам над этим думаю: вот показалось мне то-то и то-то, а кому оно всё интересно? И тут Богдан Агрис выложил в ФБ подряд два поста на схожую тему — о культурной ситуации и жизни после постмодерна.
Я обрадовался, статейку быстро дописал, и Ольга Девш её сразу опубликовала в Дегусте!
Свежий нумер Дегусты как всегда прекрасен, читайте Дегусту, читайте меня!

Ну, и вот.

Собственно текст - по ссылке и под катом. https://degysta.ru/menju-2021/menju-05-2021/andrej-permyakov-rifmy-ritmy-metry-metry/?fbclid=IwAR34d_sLb54r9ISkqhstAobVksZdehFRL0sg_r7U3VV1-YoEYwEiBv0kupE Collapse )
лягуха

Маленькие радости безвестного критика

Вдругорядь хвастаюсь. Статья "Новые тихие" попала в топ Журнального зала. Спасибо вам... кто вы там? Персонажи? Обидно. Объекты? Тем более.

Словом, замечЯтельные авторы, о чьих стихах статья мною и написана. Игорь Куницын, Андрей Баранов, Владимир Безденежных, Арсений Ли, Всеволод Константинов, Aleksandr Pereverzin, Михаил Свищев и все-все-все!

Ссылка на статью: https://magazines.gorky.media/znamia/2021/8/novye-tihie.html
лягуха

Опять рецензию написал

Нет, это не я с такой скоростью их сочиняю, они прост как-то оптом выходят. Прям как-то стремительно, спасибо Анна Жучкова.

Но по итогам сегодняшнего дня может сложится впечатление, что я пишу только о проектах, которые делает Анна Голубкова.

Это не так, хотя она много делает, правда! Но вот тут, в сборнике, есть такожде Tatiana Bonch, Татьяна Риздвенко, Marina Hobbel, Елена Соловьева, Ирина Саморукова, Алёна Чурбанова...

Ещё упомянута Наталья Мелёхина. В сборнике её нет, но упомянута не просто так.

Написал о сборнике женской прозы "Лавровый лист". Всё понравилось, но не понял - в чём женскость этой прозы.

Вообще, книжка оч понравилась! Бывает иногда, что план хороший, а исполнение - так себе. Тут немножк наоборот. Понятно, чем каждый из авторов хорош(а), но в чём специфичность этой прозы именно как женской - не очень понял. Для меня это и неважно, а для кого-то может быть важным! Прямая ссылка вот: https://voplit.ru/column-post/o-sbornike-zhenskoj-prozy-lavrovyj-list/?fbclid=IwAR09toJRiNFu7m4T84xnR-DjG7E5joajT0vqHQmxSllf45lakejfEf-D_iA

Текст рецензии под катом:

Collapse )