Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

фото и рассказик

Говорят, хороший фотограф снимает не внешность человека, а его сущность. Анжела, безусловно, хороший фотограф. Вот справа на снимке - Саша Переверзин. Сразу видно: замечательный поэт, издатель и вообще хороший очень.

А слева - я...

147.77 КБ

Мячики

У отворота на Конаково машину остановили в четвертый раз. Понятное дело: всем интересно тормознуть белый Хаммер-лимузин, идущий по Питерской трассе ранним утром. Это ведь только в городе он ползет медленно, напоминая слизистую тропическую личинку. И внутри действительно жуки сидят, порой даже усатые. А на свободе вполне скоростная машина. Честно говоря, и в столице можно нормально катить, но инструкция не велит. Клиент — он же за время платит. Тише едешь, больше денег.
Предыдущие ГАИшники, глянув документы и путёвку, сонно отваливали, а этот сержантик оказался дотошным:
- Откройте салон.
- Командир, может не надо?
- Тебе чо тут, Поле чудес, да? Открывай быстро!
Николай вышел из машины, предвкушая невеликую вроде, но долгоиграющую приятность. Так в детстве воскресным утром нравилось, проснувшись первым, слопать, например, мандаринку: минуту чистишь, минуту ешь, а до обеда радуешься. Примостив обе ноги в непристойно дорогих форменных ботиночках John Lobb на сухом участке асфальта, медленно потянул к себе толстую дверь. Крапчатая от веснушек и падающего сквозь свежую листву света мордаха гаишника вдруг обрела черты Терминатора. Вот свинец, когда грузила плавишь, очень похоже застывает в формочке.
- Здрав-жел-тврщь-гнрал!
прогавкал, вытянувшись в столб и будто хором.
- Ну, говорил же – не надо открывать, принимая документы, покровительственно дышал Коля.
- Ладно, хоть генерал-майора глянул.
Боец пытался сохранять лицо, с достоинством отступая к длинному бурому зданию поста. Присел, наверное, там к окошечку, загрустив: молодой парень совсем, видимо только из армии, но и генерал в лимузине сидел начинающий — максимум вдвое старше. И понятно рыжему гаишнику: никогда ему не надеть такой формы. Занята та клеточка жизненной доски.
Остальной путь до поселка с боевым названием Калашниково одолели без приключений. Возле кирпичной двухэтажки генерал скомандовал через овальное окошко:
- Посигналь.
Выдав длинную, точно на свадьбе трель, протиснул машину во двор. Замер у непристойно типового подъезда. Родственники вышли тоже какие-то типовые: отёчная бабушка, суетливый мужик, наверное, все еще обижающийся на хоть и фамильярное, но заслуженное «дед» от продавщиц, ещё двое дядек, чуть похожих на генерала. Прочие женщины, очевидно, готовили на дому раннее угощенье. Яркие детёныши оглядывали автомобиль отдельно, не расспрашивая взрослых. Сомневались в их компетенциях насчет таких штуковин.
Генералова семейка и прибывшие с ними гости выгружались неторопливо, подолгу здороваясь с туземцами. Сам обладатель репейного мундира, отодвинув Николая, помогал выйти дамам. Очистив незаметный мусор с колена — стрелкой на брюках, наверное, хлеб резать можно – совсем не по-генеральски захохотал навстречу мужичонке в спортивных штанах и майке Афины-2004:
- Хо! На соловья и зверь бежит! Серега! Только сейчас ехали, тебя вспоминали. Приходи сегодня погоны обмывать? Часа в три на огород.
Наверное, одноклассник или сосед. Вот увидишь таких на улице рядом, вроде ясно: этому сорок лет и этому сорок лет, не тридцать и не пятьдесят точно, но один молодой, а другой старый. И дело вовсе не в мундире. Генерал тоже не похож на мальчишку, нацепившего чужую форму. Просто выглядит хорошо. Бывает.
Забрав немногочисленные сумки, гости поселка Калашниково двинулись к покрытой скудоумными, но многоцветными граффити коричневой двери. Николай, сжевав чуть надкусанный пассажирами бутерброд с икрой, сгреб прочие объедки в черный пакет, поставил его у двери и начал осмотр салона. Люди вроде бы серьезные, напакостить не должны, но положено проверять — значит, положено. Да, все нормально. Интерьер сливочных цветов обошелся без дополнительных повреждений. Вот это чуть заметное пятно на ближнем к двери подлокотнике осталось ещё с прошлого ноября. Тогда добрая подружка крепко выпившей невесты созналась ей в недавнем грешке с женихом. К счастью, бутылка, разбитая о башку молодого, но неверного супруга была наполнена белым вином, а кровь, вытекшая из пораженной похотью головы, пролилась лишь на сиденье, не запачкав ковра с затейливо постриженным ворсом.
Ковер пострадал в другой раз, совсем недавно. Тогда лимузин заказали выпускники Института МВД со своими подружками. Катаясь по МКАДу, запросили:
- Шеф, закрыл бы окно? Мы шумим, тебе мешаем.
- Вообще, не разрешается. Но за ваши деньги — все, чего душа желает.
Дали оранжевую бумажку с видами города Хабаровска. Окошко, конечно, закрыл, а трансляцию из салона наоборот, включил. Ну, по инструкции так надо. Вдруг они там наркотики начнут употреблять или мебель портить. Картинка была малоинтересной: порнуху Николай не любил, тем более любительскую и групповую, пусть даже и в исполнении молодых организмов. Смотрел не отвлекаясь от дороги, без вожделения. Вот где-то и потерял бдительность. Усталых, но довольных курсантов с их натруженными подругами отпустил без осмотра салона. А они, гады, ковер облевали. Похоже девки: мужики рыгают громко, услышал бы. Наверное, у кого-то из курсантиков длинноват оказался. К чистке покрытия привлек жену — та только начинала торговать продукцией компании Амвей в квадратных упаковках и крепко верила волшебной силе мультисредства Лок. Увы, едучая блевотина оставила след, смахивающий на контуры Австралии. Мучался потом, переворачивая ковер. Теперь вот чуть только из-под кресла торчит.
Возвращаясь от баков, куда относил мусор, задумался ни о чем и не сразу заметил генерала, стоявшего возле машины.
- Так. Я тебя отпускаю, езжай в Москву. Просьба только будет. Небольшая, жареного яйца не стоит — девочку до метро подкинь. До любого.
Чего не подкинуть-то? Аренда оплачена до конца дня. И так полсмены свободных.
Пацанка сидела у подъезда на самопальной лавке из досок, положенных на опрокинутые баки. Мелкая совсем, ну, может в институт поехала документы сдавать. Хотя местами кругленькая. Глазки подведены трогательно так, правильно. На пассажирское сиденье взобралась без особого почтения к дорогой машине, баул в ноги пристроила. Потянулась.
До трассы ехали молча, потом малявка спросила:
- Можно я музыку поставлю? У меня на флэшке.
- Ставь. Тебя как звать-то?
- Александра.
Имя оказалось неожиданно полным. Под мягкие песенки на французском, кажется, языке разговорились.
- А ты откуда генерала знаешь?
- Владимир-филипыча? Так он сосед наш. Его давно уже все полковником зовут. Сейчас, наверное, генералом будут звать.
- Хороший дядька?
- Да. Он на мячик не похож.
- Ну. Подтянутый такой.
- Нет, я не про это. Просто люди почти все как мячики. Ты с ним говоришь, и чувствуешь только маленькую часть. Ну, мячик когда лежит, землю совсем чуть-чуть задевает. Потом он по-другому поворачивается, но все равно такой же. А Владимир Филиппович разный. Я только двоих таких людей знаю.
Интересная девчонка. Наивная совсем. Сколько ты вообще-то их знаешь? Мячики…
- В Москву-то учиться едешь, да?
- Нет. Мне ещё одиннадцатый заканчивать.
- К родне, значит?
- Не. Я работать.
- Кем работать?
Помолчала чуть.
- Ну, кем все работают… В салон. Я и в прошлом году летом там была.
- Фигассе. А мать знает?
Николаю пару раз случалось возить клиентов с малолетними проститутками, но Александра вроде б непохожа на них совсем. Но покрась по-другому, прическу поменяй — делов-то.
- Да как сказать. Вроде бы не знает. Ну, у нас полдеревни так работает. Все, кто жить нормально хотят. Она не спрашивает, я не говорю.
- А генерал этот из вашего поселка? Он тоже, получается, в курсе должен быть. Рейд какой-нибудь устроит. Не боишься?
- Филипыч? Я его первый раз в салоне когда увидела, вообще охренела. Думала, заказывать пришел. Не. Он за сутерами смотрит: ну, чтоб паспорта не отбирали и все такое. С бандитами тоже проблемы решал. У нас двое девчонок в Выхино работали, так там беспредел.
Утренний рыжий ГАИшник у конаковского поста вновь приняв образ Терминатора, отдал лимузину честь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments