Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

два стишка и маленький рассказик

Сердце

Поболит и перестанет,
или боль роднее станет

Помнишь, в детстве был простужен?
Нынче то же, только хуже.

Нынче хуже, только тоже
мураши бегут по коже.

Боль порхает мотыльком,
роза с долгим стебельком

поперек всего стола.
По-дурацки жизнь прошла.

2010

В городе как-нибудь выживешь:
Обидят – на площадь выбежишь.
Чего-то погромче крикнешь,
К кому посильней прилипнешь.

А у нас в лесу только спать,
Только зайцев по кругу гнать.
Только кашку жевать пустую.
Ну, пойдешь, так я путь расколдую.


Вертолеты

Крутятся, крутятся, медленно падают. Не падают даже, а садятся тихонько. Одно чуть выше и правей другого. Два крылатых семечка липы. Интересно, когда не было вертолётов, с чем их сравнивали? Смешно, да: вертолётов не было? Не было вертолётов!!! Даже выговаривать такое смешно. А всё равно здорово в Москве, лип много. Особенно в центре.

Вот в Перми одни тополя. В Саратове тоже тополя, но хотя б пирамидальные. Красивые. А от наших, уральских, только пух. В девяносто шестом им весь город засыпало. Толстым-толстым слоем. Лежала вата на дорогах, на мостах, на Дэу-Нэксиях, на крышах бронированных коммерческих палаток. И на лице Льва Иосифовича. Его когда из морга вынесли, родственники какие-то документы потеряли, потому гроб долго стоял открытым. Морг у нас территории психбольницы, я всё думал: вот подбежит какой-нибудь псих и пух подожжет. Просто надо ж было о чем-то думать.

Я так-то мединститут закончил. Мёртвых видел много. Они были действительно мёртвые, но не настоящие. И родственники ещё часто умирали. Это тоже совсем другое: всё равно ж свой человек, хоть и неживой. А Лев Иосифович всерьез умер. И пух всерьез лежал.

Николай Николаевич тоже сначала умер всерьез. Только на нём не пух был, а наоборот — снег. Дело было в начале января, через десять лет после Льва Иосифовича. Николай Николаевич был очень хорошим. И ученым хорошим, и специалистом тоже. Рак лечил и болезни иммунитета. А про свой рак узнал за неделю до смерти. Сам узнал, раньше врачей. Те его от пневмонии лечили. Гроб стоял во дворе института, люди речи говорили, торжественно так, долго. Прощаться, наверное, не хотели. А может, надеялись: гроб снегом совсем занесет, и ничего не надо будет делать. Всё само собой случится.

И тут мне Яшка позвонил. Неудобно когда на панихиде телефон хрюкает. Хорошо, моя очередь у гроба стоять прошла уже, я только повязку снял, и снег с босой головы очистил. А он звонит, в трубку плачет:
- Элька умерла.

И больше ничего не плачет. Эля в том году институт закончила и в аспирантуру поступила. И квартиру ей папа новую купил. И машину. И мальчик у нее был красивый, очень умный. А Элька все время училась разным языкам. Уставала сильно. Таблетки пила. Ну, в аспирантуре можно тазепам достать. И барбитураты тоже. От них отдыхаешь хорошо. Только вместе их пить нельзя. И с алкоголем тоже нельзя. Этому аспирантов точно учат. А Элька вот подумала, будто только другим нельзя. Проснулась ночью, говорит:
- Пойду, кофту повяжу.

Мальчик мог бы догадаться: кофты в четыре утра здоровые люди не вяжут, но не догадался. А утром его догадки уже не нужны были. Наверное, Эльвирин папа его потом сильно ругал или не знаю.

Так вот. Когда Яшка мне позвонил, я понял: это всё тоже не по настоящему. Николай Николаевич — он из книжки. Книжку Юз Алешковский написал. И Эля из книжки. Из книжки Бориса Рыжего. Она там уже один раз умерла. Сразу спокойно стало.

И теперь тоже мертвых много, но они не настоящие. И вообще о них думать нельзя и о смерти тоже. Через полчаса выходить на позицию. К бывшему кинотеатру Россия. По данным контрразведки ожидаются провокации в районе Белой Полосы. А на провокации всегда прилетают вертолёты ООН. Миротворцы хреновы. Разве наденет нормальный человек голубую каску? Сдохнет, да не наденет. Им не важно: наши, не наши. Чем больше со своих стрекоталок ребят перебьют, тем быстрей мир наступит.

И будут здесь только липовые семечки падать и тополиный пух летать. Ну, нафиг.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments