Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

написал стишок и рассказик

О цветах

вон тот – еще человек, но уже в земле,
вон этот – уже ослеп, но еще солдат,
вот этот в золе, но весь мир — во зле,
вот этот, убивший брата, убивший брат,

вот это, вот это, вот эта планета, вот это,
вот эти леса и вот эти чужие леса,
этой примулы, красного первоцвета,
убивающая роса.


Крокодилы

Дождливым, мрачноватым, но, безусловно, летним днём в кунгурскую городскую больницу привезли бочку зелёнки. По накладной — «спиртовый раствор метиленовой зелени. Количество 200 л». Поставками у нас всегда заведовали люди необыкновенные, в точном смысле этого слова. Может КГБ (ещё раз, по буквам: Кунгурская Городская Больница) была ими попутана с Министерством обороны, или не знаю.

А в каждой структуре уровнем выше поселкового совета найдется свой гений, презревший социум. В медучреждениях эти дервиши познания обычно трудятся санитарами. Чаще всего при морге. Ну, вот и Михалыч там работал. Он эту бочку помогал выгружать. Вкатили её на склад часиков в пять, а полвосьмого небритый представитель младшего медперсонала с широкогорлой банкой уже шёл к себе в каморку. Банка, ясно, была полненькой.

Метод, применённый им для очистки жижи неизвестен, но, конечно кое-какие предположения сделать можно. Спирта в этом месиве дофига, причём качественного. Идёт он прямо из посёлка Тюш, с завода, минуя цепкие лапы сестёр-хозяек и специалистов по снабжению. Короче, Михалыч, собрав после тройной очистки спиртягу, позвал на дегустацию друзей. В основном тоже представителей сословия интеллигентного. Цвет напитка оказался приятным, чуть изумрудным. Вкус, букет и аромат уступали, конечно, огуречному лосьону, но на элитное питьё народ и не замахивался. Сколько участников симпозиума было сперва, осталось тайной, хотя, похоже, немало. Три, ну пускай с потерями, два с половиною литра спирта — это ж пол-ящика водки, в две-три хари не зальёшь.
Да ещё не хватило малёхо. Напиться напились, крепко так, а на посошок где взять? Ладно у хозяина загашник был. Тоже зёленка, только ещё плохо чищенная, после первой стадии. Яркая-яркая. Ну, мужики по стакашку и дёрнули. Утром Михалыч у себя в морге проснулся, в зеркало смотрит. А там мертвяк. Рожа синяя, опухшая. И самое страшное белки глаз зелёные. Вроде как сгнили уже. Он в приёмный покой ломанулся. В Кунгуре больница тогда квартировала в бывшей монастырской гостинице. Красивое такое зданье, трёхэтажное. Морг стоял чуть подальше, на самом берегу Ирени. Между берегом и больницей — парк старинный, красивый. Там ещё тюрьма рядом, но кунгуряков такие вещи не пугали. Любил народ до бережка погулять.

Воскресенье, людей много. И вот несётся из морга натуральный упырь — харя цвета грозовой тучи. Сделал Михалыч премного фурору. А в приёмном уже сидели его собутыльники, все, кто оставались на посошок. Тоже цветные. Зелёнка она в желудке отлично всасывается, прокрашивая биологические ткани. В общем, мужички отлежали в терапии по две недели. Их там прозвали крокодилами. Михалыча хотели из санитаров выгнать, но не стали. Наверное, поделился с главврачом секретом дистилляции зелёнки.

Эта история в Кунгуре возглавляла местный рейтинг слухов и анекдотов года полтора. Пока пожарка не сгорела, а с ней — трое пьяных бойцов. Для большинства участников зелёное пиршество никаких последствий не возымело: были они к тому времени закоренелыми алкоголистами; такую репутацию сходу не испортишь. Тем более в небольшом городе. Крокодильские клички тоже отвалились почти от всех. Ну, зачем прозвища людям с фамилиями Какулько и Пизюк, например? Но вот Антошке Накарякову не повезло. Хотя сложно сказать, повезло или нет. К имени Антон часто липнет погоняло куда более обидное. А тут крокодил и крокодил. Тем более, улыбался он всегда широко.

В компании выпивох Антон оказался: двоюродный брат привёл. Тошка, весной дембельнувшись из Забайкальского военного округа, болтался не работая. В маленьких, но населённых пунктах такое удавалось и при Андропове. Только ментам не попадайся, а так ходи, пей. Брат после истории с зелёнкой продолжил без передышек двигаться в лёгкую сторону, скончавшись в типовые для русских мужчин 56 годиков. Антона же история, кроме имени собственного, одарила кое-каким здравым смыслом. Выучился, работал на должностях. Когда стало можно, занялся делами.

Теперь крокодильчик, немного похожий на собрата с логотипа фирмы Лакоста, украшал два магазина в райцентре, автомастерскую и несколько палаток, торговавших продуктами на некогда колхозном рынке. Впрочем, основной доход ЧП Накоряков имело с местного завода установок разведочного бурения. Крашеные в небесный цвет маленькие вышки ехали в Петербург, где частью преосуществлялись в марокканские фрукты, частью возвращались на восток, в Сургут дабы обменяться на долю в газовых поставках. Количество оборудования, указанное в накладных и дошедшее до места, сильно не совпадало, но с этого профит имел только директорат завода и начальство на скважинах. Антон же кормился с налогов. Маленькие ООО «Вектор-2» и прочие «Беты», зарегистрированные далеко, сделав свою работу, играли в мавров, а домик в небольшом уральском городе потихоньку обрастал пристроями и гаражами.

Случалось, конечно, беседовать с людьми в бесстильной форме, но быстро и без взаимных обид. В общем, очередной вызов в прокуратуру частного предпринимателя не испугал. Серьёзность намерений следователя из области стала видна к середине второго часа дружеского разговору. Рыли под заводское начальство, а Крокодила хотели сделать главным свидетелем обвинения. После этого о работе с серьёзными людьми можно было б забыть навсегда, да и неудобно кидать ребят. Впрочем, на руках у человека в синем мундире козырей не было, одни копии. Ужом изворачиваясь, Антон ухитрился вроде бы и себя выгородить, и друзей отмазать. Впрочем, прощался следак невежливо:

- Смотри. Подумай ещё. Я в понедельник беру командировку и лечу в Уфу. Потом в Самару. Потом в Ярославль. Там провожу изъятие документов. После этого ты уже будешь не свидетель, а подозреваемый. Не стесняйся, звони, если чего.

Пугал так, стало быть. Показывал свою информированность. Ну и дурак. Не полетит никуда конечно, лень будет. А вдруг полетит, так не в понедельник: пока командировку выпишет, пока узнает насчёт развлекухи в тех городах.
В отношении Уфы Антон был спокоен: бабы бывают разного пола, но Зульфия Амировна это мужик. С одного телефонного звонка всё поняла. Обещала исправить — считай, уже исправила. Хуже дела обстояли с Самарской и северной конторами, требовалось личное присутствие.

Выехав затемно, к вечеру оказался в бывшем Куйбышеве. Дороги не запомнил: и ездил по ней часто, и думал в этот раз о другом. Да, честно говоря, летом тысяча километров за 12 часов не Бог весть какой подвиг. Всё ж Мерседес-Виано это вам не Форд-Фокус какой-нибудь. Антон, купив свой минивэн, одно время даже не переключал канал, когда там показывали новости. Всё ж приятно, когда президента, хоть и плохонького, встречает эскорт на машинах, будто у тебя.
К работе приступили немедля. Ребята оказались довольно толковыми: документы в отчётах меняли быстро, ставили печати какие надо. Труднее получилось с бланками строгой отчётности. Нет, ремонтников наладили еще накануне, оформив задним числом заявку на ликвидацию последствий затопления, но прокрученные в машине Вирпул бумажки упорно сохраняли читаемый вид. Пришлось при второй стирке добавить к воде чернила из раскуроченных стержней. Это вам не деньги отмывать, господа банкирчики.

Поляну сотрудникам Антон накрыл хорошую. Светлана Валерьевна оказалась модной барышней, любительницей коктейлей и здорово готовила зеленоватые напитки из ликёра Кюрасао со всякими ягодками. Сидели не слишком долго, хотя местные всё ж остались ночевать на диванчиках, обтянутых плохой, но бордовой кожей, а Крокодил улёгся в своей машинке: время пожалел. До Ярославля отсюда далековато; дорога незнакомая.

Утром не ехал, а летел. А чего не лететь? Полдела сделано, даже больше. Изъятые документики — вот они, лежат в прозрачных файлах на пассажирском месте. Нет, можно было и выкинуть, пролапшив через шредер, но зачем? Так и в Ярике ребятам проще задачу будет объяснить, а потом почитать на досуге, узнать, кто кого на самом деле обманывает. Обидно ведь лохом жить.
Возле Мокшана попался ГАИшникам, спрятавшим свою Шевроле меж берёзок по расцветке совпадавших с их поганым жезлом:

- Сержант Бектемиров. Вы превысили скорость. Пройдите в машину.

Антон не зря возил с собою волшебную книжку «Право руля». Выставил гайцов идиотами, а над лепетом старшины про: «контроль скорости с применением видеокамер обязателен пока только в Московской области и Краснодарском Крае», поржал с дивным цинизмом.

Уже сел в машину, когда подбежавший стажёр в фуражке, но без формы, похожий причёской на старшего Антонова сына, панибратски оскалился:

- Мужик, ну пятихатку-то дай хоть? Нарушил же!

Ответил специально погромче, чуть растягивая слова, чтоб эти, возле машины тоже слышали:

- Видите ли, молодой человек, это беременным быть нельзя в лёгкой степени. А вот быть немного пидором вполне можно. Только беременной баба побудет и родит, а пидореть ты будешь всю свою кривую жизнь. Посмотри на себя: ты ж форму ещё не надел, а чего творишь? Вот щас я прямо отсюда позвоню генералу Никонову, и твой начальник огребёт люлей. А ты вылетишь со службы с волчьим билетом. Хочешь, да?

Белобрысый и не сильно виноватый пацан стоял, неканонически моргая.

Настроение из хорошего сделалось прекрасным. Мчался по плюшевым пензенским холмам, подпевал стереосистеме, купленной недавно за безумные 120 тысяч, едва не перекрикивая Чижа со всей его компанией:
И как огненная птица
С гривой рыжего коня,
Боевая колесница
Наступающего дня.
Этот настоящий, махновский вариант Тачанки Антон очень любил. Вот простые ж разбойники придумали, а будто иллюстрация для философа Юнга. Почему теперь дети не знают ничего? Ему б в детстве Интернет и книжки, какие теперь. Впрочем, даже мысли о сыне настроения, против обычая, не испортили.

В Шацке купил несезонного вроде бы сала, приготовленного в рассоле, чёрного хлеба, и долго сидел, откинувшись на сиденье, довольнёшенький. Ближе к Рязанской области пошёл аккуратнее: здесь ДПСники хитрые — ставят камеру на штативе, а сами прячутся километра за три. Называется это дело система КРИС. Ну, как вы яхту назовёте, так оно тебе и надо. Видеозаписи у этих крыс получаются выгоднее, чем работы Никиты Михалкова, наверное: полторы тыщи за пару секунд. Не наглел, катил в самой серединке колонны за неторопливым КАМАЗом-арбузником из нольпятого региона, а стационарный пост проезжал совсем поползнем. Оттого удивился, когда гаишник в чёрном бронежилете, похожий на черепашку-ниндзю, качнул стволом короткого автомата, приказывая остановиться, и чего-то немедленно затараторил в рацию.

Опустил окно, протянул документы. Проверять их, однако, не стали:

- Выйти из машины немедленно. Другое оружие есть?

Какое другое? Бред. Неужели, предыдущие менты стукнули? Вроде, не должны. Разные ж области. Даже округ, кажется, другой. Черепашка занял водительское сиденье и, нагнувшись вправо, схватил близко к острию нож, лежавший возле лобового стекла с пассажирской стороны. Сало им в Шацке резал, кинул куда попало. Вот это косяк. Хороший, охотничий тесачок с тонко выгравированным крокодилом Антону презентовал приятель из Новосибирска. Правильно говорят: дарить ножи к несчастью. Даже охотничий билет, точно назло, дома выложил. Опять придётся платить, а денег уже и мало совсем. Закрома пустеют. Ну, надо ж было так расслабиться — лезвие блестит, скорость никакая. Этим паразитам всё видать.

Медленно подплыл рыжий хомяк с погонами капитана. Поздоровавшись, выгнал бронированного; сел в машину сам. Чутье ли у него такое профессиональное, опыт, удача ли козлиная, но сразу протянул свою лапу — даже издаля видно было, сколь она потная и мерзкая — к папочкам с документами. Один перелистнул, другой, третий:

- У, сколько тут у нас интересного…

Семи пядей во лбу быть не надо, да и одной лишка, по правде сказать. Какой там одной — ёжик дрессированный мог бы догадаться кой о чём, увидев кучу финансовых документов с печатями разных контор. И всё оригиналы. И многое в двух экземплярах. Открыв бардачок, капитан нашёл и сами штампики, сделанные всерьёз и с любовью. Подарок ОБЭПу. Заместо восьмого марта, типа.

- Пройдёмте. А ты тут стой. Закрой дверь своей амбразурой и не отсвечивай.
Это он уже бронированному.

В будке мент немедля стал набирать номер.
- Товарищ капитан…
- Чего вам?
- Может, так договоримся?
- Да зачем. Не моя забота. Отдел борьбы с экономическими преступлениями — ребята умные, вам с ними интересней будет.

Унижений, подобных перенесённым в следующие полчаса, Антону не перепадало даже после армейской учебки. Кое-как поладили на пятнадцати тысячах, а больше ничего почти в загашнике и не оставалось. Даже карманы перед капитаном вывернул. Выходя уже, услышал:

- Погодь. У меня смена заканчивается. Подкинь тут до ресторанчика, заодно угостишь.

Риска менту никакого, номер на посту зафиксировали, а дополнительно поглумиться — это у нас всегда. Ножик с благословления жирдяя, оставили в руках армированного гайца. Ну, пусть он ему тоже счастья принесёт. Такого не жалко.

В машине капитан хохмил, байки рассказывал. Приходилось улыбаться, искренне поддакивать. От доброго настроения, понятно, не осталось и намёка. Только расчёты в уме не прекращались: два часа до бетонки, по ней ещё столько же, а с пробками больше, до Ярика, ну, пускай, три. К двум ночи успею. Утром из конторы позвоню, Ксюшка денег переведёт. Прорвёмся, короче.

В кафе «Дорожное» окосевший капитан нашёл знакомых, обещавших подвезти его домой, и Антона милостиво отпустил, впрочем, заставив мимо счёта, добавить на чай долгоносой официантке:

- Она у нас хорошая очень. Давай я тебя провожу, ручкой махну.

Садясь в Мерседес, глядя на высоченное крыльцо с покачивающимся ментом, Антон неожиданно понял: у капитана у этого рак. Ну, не может, чтоб у него рака не было. И дадут ему майора этой осенью, и прожрёт он эти пятнадцать или сколько там тысяч, а рак-то никуда не денет. Умрёт ведь, скоро и мучаясь. Нафига тогда ему деньги? Вот интересно: вспомнит сегодняшний день, подыхая?

Да хрен с ним, честно говоря. Бензина б только хватило. Должно хватить. На спусках мотор будем глушить. Тогда точно хватит. А завтра Ксюшка обязательно денег вышлет. Она умная. И у ребят занять можно. Не. Нельзя. Наоборот, угостить тоже надо будет — не хуже ведь они ментов. В начинавшихся сумерках зёлёный сигнал светофора отражался от капитанского лица, придавая пьяной улыбке совсем уже мерзотное выражение.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments