Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

совета хочу

Третий раз, к счастью не подряд, а то б, наверное, чокнулся, на грани засыпания возникает одна и та же картинка.

(Далее пост будет правдивым, но возможно, сумбурным. Эмоциональным людям заглядывать под кат не советую, по крайней мере, до утра. Приветствуются советы от специалистов по психологии, религии и смежным специальностям).


Картинка такая: трехкомнатное жилище провинциальных среднеобеспеченных интеллигентов самого конца восьмидесятых годов. Из довольно обширного холла видна гостинная с набором мебели типа стенка, тонкими шторами на окне и ковром, имеющим неброский геометрический узор. Ещё присутствуют квадратный обеденный стол и полумягкие стулья югославского производства. В дальнем от двери углу, вероятно, расположен цветной телевизор, но с этого ракурса его не видно. В одной из ниш стенки стоит красный японский двухкассетник фирмы Sanyo, имеющий типичную для звуковоспроизводящей техники описываемого времени форму колбасы.

Возле ниши с магнитофоном на полу сидит девушка, точнее совсем ещё девочка лет тринадцати (точнее: тринадцати лет) в яркой кофте и тёмно-синих джинсах. Прямые волосы чуть ниже лопаток цветом почти совпадают с тёмной полировкой мебели, но светятся в лучах заходящего солнца. За древностию описываемых событий, пульта дистанционного управления магнитофон не имеет, поэтому девушка, переписывающая музыку с одной кассеты на другую, вынуждена пользоваться хромированными кнопками, расположенными на передней панели агрегата.

Я, напомню, стоящий в дверном проёме, совершенно точно знаю, что через несколько мгновений барышня обернётся, посмотрит на меня действительно лучистыми глазёнками и с обаятельнейшей в мире улыбкой скажет:
- Привет, Андрюш.

Знание это не носит сверхъестественного характера - тогда, летом 1989 года, всё так и было. Даже записываемую музыку не забыл - на одной стороне красной кассеты Металлика, на другой Айрон Мэйден.

К счастью, долей секунды раньше мне удаётся стряхнуть наступающий сон и заставить себя подняться. Дело в том, что девочка эта - Женя Феткулова, тогда, в 1989-ом году, естественно, ещё Оборина. Она, если помните, стала сто сорок восьмой по счёту жертвой пожара в клубе Хромая Лошадь.

Так вот: мне очень не хочется, чтоб она-таки на меня посмотрела. Гораздо сильнее, чем хотелось обратного тогда, 21 год назад.

Чего делать будем?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments