Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Category:

Мне очень нравятся эти стихи Валентины Черной

****
Бедный, бедный мой человек
ни в чем не уверен:
в том, что пятнадцатого дадут аванс,
в том, что Дашенька — от него,
в том, что эти ботинки ему нужны,
в том, что жена хороша для него,
в том, что это скоро пройдет,
что он обретет и станет,
нет никакой уверенности.

Но нужно жить дальше,
и он живет.

***
Эти девочки
(ты их знаешь, тысячи их)
болеют миром, реже — гриппом,
всегда за двоих.
Прекрасные нимфы
много курят
и пьют вино.
В свои неполные двадцать четыре
говоря о любви, говорят:
это было давно.

Тонкие, звонкие,
легкие, броские.
Читают Гандлевского,
пишут Бродского.

Некому их пожалеть
приголубить,
напоить чаем,
целовать в губы,
взять в жены.

***
Если ты вдруг куда-нибудь денешься,
то прежде чем
ответь:

куда мне девать руку, которую,
сжатую в кулачок,
ты носил в своей ладони во время прогулок?
В карман?

Куда мне деваться самой,
со своим нелепым прикидом,
независимым внешним видом
и отсутствием перспектив?

Так вот, прежде чем
ты пропадешь, сгинешь
бесследно и безвозвратно,
я жду от тебя указаний
и, черт возьми, директив.
***
Когда мясник запирает лавку на замок,
мясо продолжает кровоточить,
в лужицах отражается потолок,
сытые мухи дремлют на солнце;
дышать нечем, никто и не дышит –
мертвые туши.

Когда мясник возвращается домой,
он не пьет, не ест, не бьет жену,
а идет возиться на грядке, возле сарая:
неловкими пальцами нежно берет ростки
и заботливо устраивает их в земле:
сверху листики, снизу корешки.
Все растет и приносит плоды.

Дома жена готовит овощное рагу,
мяса мясник не ест, говорит «не могу».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments