Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

в будние дня Гриzzлинс боится - народу в ЖЖ много

Стишки выкладываю. Первый - про Дашу Тамирову. Очень хороший поэт. Пока не могу сказать, что стиш ей посвящен, бо посвящение ещё не принято. Но события описаны елико возможно точно:).

И под катом ещё несколько стишат, написанных/отредактированных за выходные.

***

На вокзалах они виноградные:
семафоры, вагоны, пальто.
«Эти в кепках – такие занятные!»
Почему мы всегда не про то?

«Провожающих просим…» - как скажете.
«Позвоню. Не теряйте билет».
Вы в окошко тихонько помашете,
я вам рожицу скорчу в ответ.

Эти в кепочках тоже прощаются:
угловатые, как домино.
обнимаемый отстраняется,
обнимающему смешно.

Завертелись: холодные, быстрые –
как по серому камню вода.
Закурить и смотреть в золотистое.
Жаль, сейчас не дымят поезда.



***
Листья серые, пиво вокзальное,
фонари – как оранжевый лёд.
Вроде, дождь. И такое печальное,
иудейское: «Это пройдет».

Не пройдет, а, скорее, забудется:
тишину забывают всегда:
Ну, кому они – плоская улица,
ровный ветер, большая вода?

Остаются другие события:
жёсткий свет, женский мат, пьяный плач,
отправленья, уходы, отплытия –
память – это приют неудач.

Память это приют… Ставлю точку.
Память это ночлежка страстей.
Я ворую финальную строчку:
Листья серые камня мертвей

ДАЧНОЕ
Так и надо – чтобы холодина,
в белом небе белая заря.
Виноград краснее, чем рябина
только в первых числах октября.

В чайнике последняя мелисса.
Тонкий лист, похожий на билет,
прилетел из песенки про лица,
тех, кого сегодня рядом нет
.

Осень дышит, как больной ребенок.
Дождик или очень мелкий снег.
На качелях серый медвежонок.
Кали-Юга. Двадцать первый век.

SCIENCE FICTION
Вот бы спасти бы царевну-лягушку:
«Что тебе надо, герой»?
Я б перенес свою жирную тушку
В год девяносто второй.

Баксы по триста, такси до Кунгура,
«Водка палёная? – Да».
(этот пацан потом сдохнет на хмуром,
где-то, в поселке Тавда).

Возле гостиницы басом залает
Мишка – нахальный терьер.
Мимо вагончиков, мимо сараев
дальше, на старый карьер.

Долго скользить по холодному гравию,
перекурить делово
Карандашом поперек фотографии:
«В смерти моей никого…»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments