August 9th, 2011

лягуха

так просто. записываю, про чего утром думал

1. Вот к этим-то беспорядкам в Великобритании, кажется, не удастся прицепить нациАнальный или религиозный ярлычок? И социальный, в общем-то, тоже. Т.е. просто группы молодых и не очень молодых бакланов ведут себя как бакланы и не то чтоб против общества, но телики воруют. Прикалывает, как бы наши политически активные взвыли, произойди это в Мськве: "Только у нас такое возможно...", "Нелюди...", "Пора валить из СР...", "Народ поднялся...". А по мне бакланьё есть бакланьё есть бакланьё ест бакланьё.

2. Люди странным образом ассоциируют политическую лояльность (ессно, не поддержку власти, а лояльность в духе пофига) и антиинтеллектуализм с глупостью. Уточняю: мою лояльность и мой антиинтеллектуализм с моей гипотетической глупостью. Уже четыре таких отзыва за одни выходные, многовато.

3. Сегодня мы, Гриззлинс, и "представители популярной в поэтических кругах молодежи" часиков с полвторого начнём встречаться на Чистых и КВАсить (кроме тех, кому хе-хе, на (к)анале Культура фоткаться). Так вот: Володя Иванов на известные мне телефонные номера не отвечает, кто, может, рядом с ним в гостинице живёт или не знаю - сообщите ему сию радостную весть?
лягуха

Неразрушающий контроль мира

Научные методы по определению деструктивны и экстраполяционны. Например, я контролирую лекарственный препарат. Из приготовленной партии методом случайного тыка отбираю надлежащее количество ампул. Провожу химический и биологический анализ. Что имеем на выходе? Препарат в ампулах, взятых на контроль становится негоден, и, кроме того, подразумевается наличие двойной корреляции: во-первых, между исследованными ампулами и партией, идущей в продажу, во-вторых, между данными, полученными в биохимлаборатории и на виварии с одной стороны, и ответом организма больного с другой. А эмпирическое познание - вещь в себе: тот факт, что Солнце всходило вчера, позавчера и вроде как 1000 лет назад не значит, что оно обязано взойти завтра.

Ладно, наука есть наука. Но литература, как метод изучения мира тоже деструктивна. Т.е. роман есть одновременно познание и описание, что хорошо и, например, для позитивной науки невозможно, но при этом мир после "Братьев Карамазовых" несколько отличается от мира до "Братьев Карамазовых". Таким образом, тоже происходит влияние инструмента исследования на объект исследования. А это плохо.

Что остаётся в качестве метода неразрушающего контроля? Очевидный, простой и явно неправильный ответ - медитация. Неправильный в силу отсутствия или неверифицируемости обратной связи. Второй очевидный ответ - познание без описания. Например, путешествуешь, смотришь вокруг и никому не докладываешь результатов. Ни устно, ни письменно. Тоже как-то вне смыслов.

Кто подскажет варианты неразрушающего исследования - благодарю за внимание.