October 6th, 2010

лягуха

к вопросу о гражданской поэзии

Жук ударяет собой лобовое стекло:
видимо, время жучиное истекло.

Встретивши сорок четыре метрических тонны контейнеровоза,
жук превращается в кляксу коричневого навоза.

Не одолев даже одной лошадиной силы,
жёсткокрылое станет кататься на лбу своей подвижной могилы.

Люди в кабине услышат щёлк или тук —
невоспроизводимый на языке толстоногих, однако, отчётливый звук.

Естественно, насекомое должно быть из самых весомых и плотных,
дабы продолжиться в мыслях более совершенных животных:

мальчик представит синицу в девачкиной руке,
девачка задумается о порванном своём рюкзаке.

Даже водитель чуть медленней, чем всегда
спросит про обстановку свою полукруглую рацию.
Ещё — позвонит знакомому слесарю: «Когда варим раму»?
С точки зренья жука, всё это уже ерунда,
но вообще — политическая программа.
И декларация.