September 4th, 2009

лягуха

Закамск

Однажды Пермь захотела стать миллионным городом. Было трудно, пришлось слопать несколько ближних и не очень ближних поселков. Одним из самых далеких оказался Закамск. Не поселок даже, но почти город-спутник. Сейчас до него можно добраться из центра Перми примерно за чаc, а в пятидесятых, когда, собственно, Закамск был городом подмят, на это уходил целый день.

Многие пермяки до сих пор слушают Капитана Очевидность и называют Закамском все расположенное за Камой, кроме Гайвы. Нет, это не так. За Камой, например, есть Курья, Верхняя Курья, Пролетарский, Железнодорожный, Водники и много других районов. А Закамск он совсем особенный, там самая красивая Кама.

Collapse )


Collapse )

Впервые я поселился в Закамске аж в 1993 г. Двадцать лет, первая собственная КВАртира, любовь. Что еще надо человеку для счастья? От радости перестал писать стихи и не писал их очень долго.
Закамск имел тогда славу криминального района. Поверьте: в славные девяностые на Урале слава криминального района просто так не доставалась. В отличие от других локаций, Закамском рулили спортсмены. Точнее боксеры. Даже ходил местный прикол:

Чел спрашивает жителя Закамска:
- Где тут у вас зал бокса?
- (широко поводя рукой): ВЕЗДЕ!!!!

В остальной Перми прикол рассказывали, заменяя слова «зал бокса» словами «общественный туалет». От спортивного ли анамнеза, от чего ли другого, некоторые приличия «на раёне» сохранялись. Когда я спросил аборигена Славу, почему мы с Любой гуляем тут днями и ночами, а нас никто не трогает, он ответил:

- Кто ж на тебя с девчонкой будет нападать? Это херово очень. На Водниках вот нифига понятий нету, не ходите туда.

Да. Неаккуратно отпраздновав свое двадцатидвухлетие, я действительно получил сотрясение мозга. Было очень похоже на еще не снятый фильм Квентина Тарантино: один кадр – Гриззлинс закрывает дверь КВАртиры, другой – он же в КВАртиру возвращается, но уже битый. Так и не знаю, что происходило в эти шесть часов. Наверное, что-то интересное. Обретение жизненного опыта сопровождалось утратой ста тысяч рублей. Нет, богатым я не был: события происходили до реформы, и сумма равнялась примерно 50 долларам. По тем временам почти зарплата.

Вскоре КВАртиру мы поменяли на двухкомнатную и Закамск покинули. Вернулся я туда уже начальником отдела одного праильного предприятия. На предприятии работало много хороших людей и замечательная девочка Маша. Я начал снова писать стихи. Ну, не могу их просто так, никому писать. Не получается. Эти текстики составили первую мою публикацию. Журнал Урал, № 9, 2007 год http://magazines.russ.ru/ural/2007/9/pe30.html. Написал их, соответственно, тем же летом. Всего два года прошло, а кажется… Смешная подборка, но все равно приятно. Там и про Машу есть.

Вообще, сейчас Закамск очень похож на воплощение мечты некоего позднесоветского деятеля: хрущевочки, немного «элитных» домов, малый бизнес в виде кафе и прочих заправок. Кстати, кафе отменные: лучшие хачапури к северу от Большого Кавказского хребта делают по адресу Маршала Рыбалко, 113. Заведение предсказуемо называется хачапурной. И самая вкусная лазанья к востоку от Аппенин тоже производится рядом, в пиццерии Чезаре.

Мы с Машей там гуляли и фотографировались. На фоте присутствует еще мегаюзер Дима was. Его однажды прессовала кровавая гэбня за расово правильный пост об оружии и контроле численности студентов.

Collapse )


Collapse )
лягуха

Кунгур. Тихвинская церковь

Хорошей фотографии Тихвинской церкви у меня не получилось, а плохую выкладывать не хочу. Поэтому нагло стырил картинку.


Collapse )

Уже 150 лет это самое высокое здание в городе. Представляете? В Париже появилась Эйфелева башня, в Чикаго – небоскреб Утюг, в Москве – тоже какая-то фигня, а в Кунгуре Тихвинскую церковь никто не победил.

И все равно это никакая не церковь, а кинотеатр Октябрь. Нет, я за возвращение и все такое, но в этом кинотеатре были фиолетовые билетики за 10 копеек, лучшее в мире мягкое мороженое и индийские фильмы. А на вечерние сеансы билет стоил 40 копеек и в отличие от пафосной «Мечты», в Октябрь пускали детей до 16. В конце концов, на последнем ряду деревянных красных сидений я первый раз целовался. Мне накануне исполнилось 11 лет, Иринке было на год меньше, мы познакомились на городском пляже: я так и не понял, на чем держалась верхняя часть её канареечного купальника. Потом мы виделись ещё пару раз. Фильма, конечно, не помню.

Не. Это точно кинотеатр Октябрь.
лягуха

Кунгур

В этом городе я прожил с 3 до 17 лет. Тут не пост надо делать, а большую повесть. Ну, может быть как-нибудь…
В общем, как говорили во время оно, немного цифр и букв. Данные по городу на 1989 г и на 2009.

Численность населения: было 86 тысяч, стало 65 тысяч
Завод Турбобур: работало 10 000 человек, осталось 2 500. Из них 2 000 сократят в ближайшие 2 месяца.
Кирпичные заводы: работало 3 000 человек, теперь закрыты.
Кожевенно-обувной комбинат (помните сапоги-дутыши в конце восьмидесятых?): работало 5 500 человек, теперь закрыт.
Ремонтно-механический завод: работало 2 500 человек, теперь закрыт.
Моторо-ремонтный завод: работало 800 человек, теперь там автомастерская.
Нефтеразведка: работало 500 очень хорошо зарабатывавших людей, теперь закрыта.
Нефтегазодобывающее управление: работало около 1500 человек, теперь закрыто (тут вопросов нет, нефть иногда кончается).
Резервные офицерские части: выведены, гражданский персонал уволен.
Исправительно-трудовые колонии, 3 штуки: строгого режима, усиленного режима и дамская. Процветают. По освобождении контингент оседает в городе.

Заметим: когда подобные вещи случаются сразу, следует реакция типа «Путин в Пикалево». А когда постепенно… Ну, при медленном нагревании воды лягушка ничего не понимает и спокойно варится.

В принципе есть нюансы. Например, немецкая фирма Кнауф открыла завод по производству стеновых панелей и прочих стройматериалов. 400 человек обеспечены приличной работой.

Конечно, город не умрет: масштаб не тот и расположение на Сибирском тракте (дорога такая!) и Транссибе (вокзал в Кунгуре чист и прекрасен) не позволят. Народ торгует.

Вообще, из всех обозначений разницы между туристом и путешественником мне ближе всех такое: «Турист знает, когда и куда он вернется, а путешественник нет». Так вот, по отношению к Москве, Перми и т.д. я, наверное, путешественник. А для Кунгура – турист. Очень хочу вернуться хотя бы на кладбище. Оно классно расположено, на горе, над озером. В горе пещера. Правда, новая часть кладбища от озера далеко. Я по ней гулял. Встретил одноклассника и троих ребят помладше. Красивые фотографии, симпатичные памятники. Вернусь. Честно вернусь.
лягуха

Пермь

Мы гуляли по городу с Дашей Тамировой и нас преследовали папарацци. Иногда удачно.


Collapse )

Даша стала похожей на маленького принца.

А потом мы с ней и Васей Веселовым развернули Чёрное Знамя Анархии.


Collapse )
лягуха

Пермь-Кунгур

Лютость контролеров, работающих на электричках этого направления, отмечена даже сайтом Академии Вольных Путешественников. Подтверждаю: злые бабы. И, кажется, знаю, отчего они такие.
Много лет назад в городе Кунгуре жила девушка Наталья Пронова (имя настоящее, фамилию чуть изменил). Закончила педагогическое училище, устроилась работать в детский дом, родила ребёнка. И тут поняла: жизнь в своем пассивном залоге исполнена. Делать-то особо нечего. Собралась, выучилась заочно в педагогическом институте, начала делать карьеру. Таки, да. Всё получилось. Не достигнув и тридцати лет, сделалась директором большого детского сада.

Как-то неожиданно, хотя и предсказуемо, выяснилось: для руководства коллективом нужны еще некие умения, кроме подсиживания, наушничания и готовности жрать ближнего. Родители тоже жаловались: террористический режим, запрещающий, например, принимать детей после полвосьмого утра, им очень не нравился. И руководство завода, содержащего садик, было недовольно: не взяли ребенка в группу, мама ведет его на работу. Трудовая дисциплина страдает и всё такое.

Пронова подоказывала свою правоту и свалила работать на железную дорогу. Сначала кондуктором, потом контролером. Вот тут она развернулась. Не дай Бог было попасть ей без билета. Особенно при личном знакомстве. Штрафовала, высаживала, скандалила всяко, распространяла по городу слухи. И бригаду такую же себе собрала. В общем, самореализовалась девушка. А трудовые традиции подобного свойства они долгие. Так что до Кунгура советую ехать с билетом. Исключение – вечерняя электричка пятницы. На ней, отпраздновав окончание рабочей недели, из Перми возвращаются локальные гастарбайтеры. Вот в этот состав контролеры не суются.
лягуха

Валай. День знаний

Второго сентября ездили с папой в Валай. У нас там дядька работает сторожем и поваром в дорожно-строительной бригаде. Валай это поселок в системе бывшего Ныроблага. Сам Ныроб тоже место дивное, в Перми рассказывают такую байку: приехал в областной центр начальник одной зоны со своим шестилетним ребенком. Пацан вышел на автовокзале, долго-долго смотрел по сторонам, ошалев, и говорит:

- Папа, смотри сколько народу! И у всех свободное хождение! Где конвой-то?

Вот. А до Валая от Ныроба еще 80 км и все в гору. Там, в Валае, картошка, в принципе, растет, но размером с трудом достигает боба. Зато грибы, ягоды. А главное – лес. Его зэки валят, а реки вокруг маленькие, сплавлять плохо. Теперь там строят дорогу.

Сидим мы в вагончике, чай пьем (честное слово чай – папа за рулем, а я при нем в одного КВАсить стесняюсь). За окном раздается спокойный мат работяг. Неожиданно на фоне этого мата вступает соло. Матерится женщина, причем немолодая и тонкоголосая.

Выглянули. Скромно одетая тетенька, похожая на сельскую учительницу, материт троих ребят. При очистке ее речи от инвектив, дистиллят получается примерно таковым:
- Дети, где Виталик?
Перед учительницей (дама действительно оказалась учительницей) стоят трое ребят, по центральнороссийским понятиям, похожих на третьеклассников. Ну, с учетом тамошней бескормицы, вероятно, класс шестой. Ребята пьяны в хламину. Двое более-менее стоят на ногах и держат третьего. А вот четвертого, того самого Виталика, унести не смогли и оставили на берегу. Учительница недовольна.

Вот я давно говорю: локациям, подобным Валаю, нужны не программы развития и нацпроекты, а помощь по типу оказываемой ООН беднейшим странам Африки. Кабы эта помощь помогала еще. Просто цивилизация пришла туда, где её нафиг не ждали.

А зэки в Валае делают картины. Заметим: справа от центральной фигуры, «медведа», вполне каноничЪеское изображение Святого Стефана Великопермского.

Collapse )
лягуха

Кунгур-Екатеринбург

Да. Шанежками меня угостили. И пирожками тоже. И картошки мы сто ведер выкопали. А потом…
- Сынок, ведь ты уже стареешь. Пора определиться как-то.
- Мама, у меня все хорошо, дети устроены, зарплата нормальная.
- Причем тут зарплата? Я хочу чтобы ты был счастлив.
На мамином языке так называется необходимость делать карьеру.

В общем, когда я в четверг вышел на трассу, ощущение было отменным. Можно ехать просто на восток: в Дегтярск, в Тагил, в Екатеринбург, в Кыштым, в Челябинск, в Курган – везде здорово и ждут не ждут, но примут.

Доехал отлично. Сразу застопил девятку до ординского отворота, это близко, всего 25 км, но там мой приятель ингуш Борис, держит кафе, где все время стоят дальнобойщики. Случился единственный и легкий облом: ни одной фуры в сторону Свердловска не стояло! В центр – 18, а за Урал ни одной. Ладно. Тормознул парнишку на праворульной Хонде. Он подвез меня до Суксунской Жопы. Понимаете, Урал – маленькая, но очень горная система. Стопить на подъемах, спусках и крутых поворотах трудно и невозможно. А район Суксуна это 25 км сплошных подъемов, спусков и крутых поворотов. Вышел чуть раньше, у заправки и быстро словил праворульный японский грузовичок. С тем и доехали.

Кто в тех краях еще не ездил но собирается, рекомендую вообще не махать лапой, но договариваться на заправках и возле кафе. Со стороны Екатеринбурга примерно в сорока километрах от него начинается сплошная цепь столовок и кафушек. В плане кормежки лучшие из них Валентина и Три медведя. Водилы это тоже знают и стоят именно там. Среднее время обеда у них минут тридцать. Ну, так и уедете.

Уральские горы и вправду существуют: их западный склон еще совсем зеленый, а со стороны Еката все уже красно-бурое. Вот.
лягуха

Екатеринбург

На очередной вечер проекта «Со всеми остановками» ехал с чуть смешанными чувствами. Нет, я по всем очень соскучился, но помимо прочих, там участвуют две милых девушки. Одна из них прошлой осенью сломала о мою попу каблук, а другая вывихнула о мое лицо запястье. Зная мою природную мягкость, удивлен, как это получилось. Нет-нет, никакого БДСМ, чистый, обоснованный импульс. Помните первую серию Пиратов Карибского моря? Ну, где Джек прибыл на Тортугу и все леди его били?
Нет, пока все ничего: доставили прямо в когтистые лапки ptero_daktilя, общался с замечательным Егором. У него есть единственная в мире лошадка в наморднике.


Collapse )

Вечером гуляли с Арсом Ли по замечательному городу. Про Екатеринбург в тёмное время суток мне все равно лучше Ирины Богатыревой не написать, лучше фоток выложу.

Два раскрученных памятника: клавиатуре и человеку-невидимке

Collapse )


Collapse )


Collapse )
и один малоизвестный, группе Битлз.


Collapse )

Рядом с силуэтами музыкантов очень правильная надпись: «The love you take is equal the love you make».

А с другой стороны от памятника – стена плача по Майклу Джексону


Collapse )
лягуха

ВНИМАНИЕ!!!!

Добро пожаловать на самое интересное поэтическое событие осени 2009 года в Екатеринбурге.

5 сентября. Екатеринбург, ул. Чапаева, 5 (библиотека им. Герцена) 16:00

Большинство из нас — резидентов и гостей товарищества уже не школьники и даже не студенты. Но как и многие наши соотечественники учившиеся в школах и вузах, мы асоциируем Первое сентября, День знаний с годовым циклом. Без всякого сомнения, главный российский праздник — Новый год, но за время обучения День знаний становится вторым Новым годом. Неким водоразделом делящим год календарный на «учебный» и «не учебный». Поэтому, в ближайшую субботу от Дня знаний мы решили провести акцию приуроченную к этому любимому, или набившему оскомину, но очень важному событию в нашей жизни.

Заметим: Черное Знамя Анархии указано в числе спонсоров акции. Смотри прекрасную афишу, созданную Арсением Ли


Collapse )