December 24th, 2008

лягуха

вопросик

Где в Москве показывают нормальное кино? Не боевики, как в Перми в кинотеатрах с 10 залами и не фассбиндеровщину.

Желательно мелодрамы с печальным финалом. Не может такого быть чтобы нормального кино в Москве не было!
лягуха

кому война, а кому...

Кризис, значит? Производство падает? Увольняют, типа? Ы... сдохну вот от зависти сами жалеть будете.

Пришёл сегодня заказ на будущий год. Топ-топ-топ. Согласно тому заказу, кушать мы не будем, ибо некогда. Арбайт махт фрай, Андрюша.

Для начала - новогодние каникулы закончатся у нас 3 января. А потом шестидневная рабочая неделя где-то до апреля. Ну, и, спрашивается, когда я съезжу в Пермь?

Ничего-ничего. График раздачи долгов движется с опережением. Если Бог даст и будем живы, к июлю вернусь туда насовсем.
лягуха

Два стишка

Адресат первого посвящения не принял, а второй - Ирине Богатырёвой.

РОСТИК’с

Вот слово «ос-та-нав-ли-ва-ет-ся»
и вправду останавливается.
Так мотылёк касается лица,
но дальше падает, как будто не касался.

Пожалуй, да. Пора остановится.
Бывает: veni, vedi, ветер в вицах.
Витрина искажает наши лица:
твоё — смешное, и моё с печатью «сдался».

Поскольку год закончился почти,
пора желать: ты только не грусти.
Я за двоих. Ну всё. – Прощай – Прости.
В ай-поде "Махавишну". День удался.

ТАГАНРОГ

Под платанами, бритыми наголо,
между небом, Россией и югом
привокзальная музыка плакала
что-то про нам не жить друг без друга.

Дождевые стекали, прозрачные
безобидные капельки лжи:
так смешно, родились в неудачное,
а поди ж — друг без друга не жить.

Нам не жить, ваша правда, хорошие.
Нам не жить, вам не жить, никому.
Этим — пьяным, корябеньким, брошенным,
этим — в новеньком на Кострому.

И вот этим. Вот главное — этим.
Нам чего? Как-нибудь, во вранье.
Но вот им, тем, кто знает о свете,
О последнем — в прозрачной ладье.

Уходите, спасайтесь, красивые.
Здесь нельзя. Здесь нельзя никогда.
С первым вздохом, с последними Силами,
в старцы Фёдоры, в мир, никуда.

Уходите. Бросайте. Мы — сами.
Наша память о том, чего нет:
память смертная, смертная память.
Тихий шепчет: «Сдавайте билет».