January 17th, 2006

лягуха

Небелковые работают

А, между прочим, акция http://www.livejournal.com/users/grizzlins/29190.html вполне даже удалась. Тролль пришёл. Устроился на строительство Чкаловского моста под именем прораба Дзызюкина. Там стройка почти стояла уже. Всем лениво было работать. Но когда такая зелёная морда на тебя рыкает... ну, в общем, понятно. Трудятся все. Дзызюкин тоже старается. Тролли они как драконы - на кремниевой основе. Т.е. белка в них совсем нет. Не устают, не мёрзнут, сваи голыми руками заколачивают. Одно плохо. Вместо крови у них плавиковая кислота. Вот поранится троллюшка наш и от кислоты балку-то разъест. Как мост стоять будет? Но пока ничего, обходится. По ночам шумно, конечно, когда он сваи бьёт. Яркого солнышка боится, а мост строить надо...

Кстати, днём зверюга ховается в подвале дома Стахановская, 1. Посомотрите, какой оттуда пар идёт! У соседних домов нет, а у этого есть. Точно он. Только туда не суётся никто. Вдруг укусит спросоня.
лягуха

Это правда?

"Одна из главных проблем жизни состоит в том, что мы не способны испытывать несмешанные эмоции. Нам всегда что-нибудь нравится во враге и не нравится в друге. Из-за этой неопределенности мы раньше времени стареем, а на лбу и вокруг глаз у нас появляются морщины" (с).
лягуха

Вот так

Я этот пост хотел на Крещенье вывесить. Собственно, не пост даже а стихотворение поэта Сергея Королёва. Уж больно оно мне зимний Кунгур напомнило. Такой, каким этот город в моём детстве был...

А сегодня lingua_stulta написала, что Сергея больше нет... 25 лет ему было.

В провинциальных страшных городах,
Колючими крещенскими ночами
(Где фонари горели не всегда,
А что горели, рано отключали) —
По всей Вселенной делалось темно,
И ветхий дом в пространство уносило,
И думалось, что смотришь не в окно,
А в чью-то незарытую могилу.
И только печь пугала мертвецов,
И бабушка тесней к огню держалась —
Какое бы дремучее лицо
На аспидном стекле ни отражалось.
Я верю: это было в старину!
И в то, что снова повернется детством
Большая жизнь: я запросто стряхну
Невинную задумчивость младенца,
И повторится вечное кино,
Где бабушка с седыми волосами
И после жизни мы в свое окно
Из смерти в жизнь заглядываем сами.