Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Category:

Свеженькое

Анна Голубкова, Марина Батасова и Olga Balla (предисловие) составили Антологию ненаписанных текстов. Основой стал фестиваль 2017-го года, прошедший в Твери.

Всё очень круто и я там тоже есть. Пьеса, критика и мелкое стихотворное хулиганство системы "Выдумать/новый жанр". Пьесу и критику выкладываю тут, а хулиганство - в виде сканов, "там показывать надо". Я вообще-то в делах визуальных слаб, но вот.
Ольга Балла пишет: "А вот Андрей Пермяков, кроме классически-недописанной пьесы и незавершённого списка тезисов о критике, представил замыслы, открытые, просто-таки распахнутые будущему возможному осуществлению: проекты новых выдуманных жанров (выхухоль, закрывашка и раскладушка) — и даже показал, как такие тексты делать".

ИТАК:

Андрей Пермяков
Неоконченное


Вообще я человек ужасно занудливый и почти всё довожу до печального финала. Но иногда бывают сбои. По обстоятельствам превосходящей силы, во как. И в разных родах искусств.
Начнём с драматургии.

I. Либретто

Тут, в сущности, всё доделано. Проблема в ином: самый жанр подразумевает воплощение. Просто было несколько лет назад, годах в 2011-13-м, время Дурных Денег. Особенно — в Перми, когда там командовал культурой Марат Гельман. Идея моя состояла в получении гранта на оперу (10 000 000 рублей) и в освоении девяти миллионов. На остальное честно б провели репетиции и пошили костюмы. Итак:

ПЕРМЬ ВЕЛИЧАЙШАЯ. Опера в трёх действиях.

Музыка – ну, допустим, Василий Веселов
Либретто - Валентин Пикуль, Сергей Довлатов, Андрей Пермяков
Постановка – кто возьмётся? Анна Голубкова возьмётся?
Действующие лица и (местами) исполнители:
Артемий Волынский
Нигра, он же кат
Толпа придворных — журналисты губернаторского пула
Лось — просто лось
Шталмейстер
Командор ордена Феникса
Поэт
Императрица Анна
Писец — поэт Владимир Кочнев
Песец — крашеный поросёнок.
Алкоголики
Совокупляющиеся особи
Слесарь
Моряки
еще 20-30 действующих лиц

I действие
(перед началом, естественно, банкет)
Сцена богато украшена тряпочками. Посередине сцены висит большой гонг; придворные толпятся, как умеют. Возле гонга стоит НИГРА. Волынский нетрезво восседает подле стола.

Входит шталмейстер.

ШТАЛМЕЙСТЕР: Императрица Анна Иоановнааааааааааааааа!
(последний звук тянется елико возможно долго, протяжно, басом)
НИГРА: бьёт в гонг
АРТЕМИЙ ВОЛЫНСКИЙ, вставая: Не Ивановна (вновь звук гонга, удар кулаком по столу) а Задрановна!!!
ЗАНАВЕС.

Раздача шампанского

II действие

Пытошная. Кат стоит возле того же гонга, писец сидит за столом. Волынский стоит связанный

ПИСЕЦ: Твоя фамилья?
КАТ: Бьёт в гонг
АРТЕМИЙ ВОЛЫНСКИЙ: Манда Кобылья!
ЗАНАВЕС

Между вторым и третьим действием длинный-длинный антракт, зрители нажираются, организаторы сматываются.

III действие

Медленно поднимается занавес, через сцену справа налево бежит поросёнок, исполняющий роль песца.
ЗАНАВЕС

Проблема была в занятии свободных ролей, а теперь уж и таких дурных денег в стране нет. Все поскучнели.

III. Критика
Вот как всё меняется. Несколько (много) лет назад, когда
вдруг начали снимать хорошие фильмы по книгам милых сердцу современных писателей, я составил такой стёбный список. Сам тогда критики не писал и над критиками смеялся.
Прошли годы. Теперь этот список можно воспринимать со всей звериной серьёзностью и ему следовать.
1. Всё изданное в АСТ, ЭКСМО, «Редакции Елены Шубиной» — зло;
2. Человек не из тусовки хорошей книги написать не может;
3. Публика — дура (блин, кажется, до меня это сказал некто Пушкин);
4. Книжка, изданная тиражом больше тысячи экземпляров, — плохая;
5. Книжка, проданная тиражом более тысячи экземпляров, — чудовищная;
6. Книжка, по которой поставлен фильм, — не имеет права быть упомянутой;
7. Забытая книжка, обнаруженная и возвращённая из небытия коллегой-критиком, должна быть унижена. Смейтесь над ней, попирайте её;
8. Всё лучшее написано в середине девяностых — начале нулевых;
9. Это лучшее несопоставимо хуже написанного в семидесятые;
10. Живые хорошо не пишут;
11. Если живой написал хорошо, значит плохо;
12. Писатель существует для критика;
13. Для одного критика;
14. Этот критик — я;
15. Ругающий моего писателя зол и глуп;
16. Восхваляющий моего писателя просто глуп;
17. Талантливых и важных книг сейчас нет и быть не может;
18. Если книга нужна и талантлива — молчи о ней, не ругай.
Отрицательный пиар — трижды пиар;
19...







Tags: бублики
Subscribe

  • Хвастаемся

    Начинаем пиариться, хвастаться. Хвастаться, пиариться. Совсем скоро появится сентябрьский номер журнала "Новый мир", а там - вот чего:…

  • Опять рецензию написал

    Нет, это не я с такой скоростью их сочиняю, они прост как-то оптом выходят. Прям как-то стремительно, спасибо Анна Жучкова. Но по итогам…

  • Рецензию сочинил

    Год получился очень богатым на хорошие поэтические книги, но даже на этом фоне Лета Югай и её "Вертоград в августе" - прям бриллиантик! Aleksandr…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment