Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

СОРОК ОДНА КНИЖКА И ЕЩЁ ТРИ

Холодный сезон завершается, надо подводить итоги. Так-то до Белтайна ещё месяц, но после Равноденствия дома уже сидеть трудно и вообще.
Сначала похвастаюсь: дописал две повести, несколько больших статей, кучу рецензий и стишков. Но так-то книжки читал. Приходил домой и читал.

Потому что «Всенаука» выложила много-много научпопа, который дорого стоит даже в электрических вариантах https://vsenauka.ru/knigi/besplatnyie-knigi.html. Сейчас там сорок одна умная книжка или уже больше.

Прочитал все, даже те, которые раньше читал. Конечно, чем ближе к знакомым делам, тем впечатления более личные. Например, Айдан Бен-Барак в очень хорошей книге про иммунную систему «Почему мы ещё живы» пишет: «Вакцины — скучная штука. Извините, уж как получилось. Я знаю, что миллионы людей сейчас живы благодаря вакцинам (вероятно, среди них я и члены моей семьи), и я понимаю, что разработка вакцин — работа трудная, она требует усердия и мастерства; но «важная работа» и «тяжелая работа» не всегда означает «интересная работа». Я честно пытался отыскать в этой сфере что-нибудь любопытное, но после Пастера, героически спасшего ребенка от бешенства в самую последнюю минуту при помощи непроверенной вакцины, все происходит довольно однообразно».

Нифигово так. Понятно, что писано до пандемии и до массового интереса к вакцинам, но всё равно. Вообще-то, вакцинология обеспечивала сверхмассовые эксперименты по влиянию на иммунитет, и сами по себе технологии создания и применения вакцины почти каждый раз уникальны. Но автор сам пишет: «Будучи микробиологом душой и сердцем, я обладаю склонностью на все смотреть с точки зрения микробов». Ну, вот и всё! Он прост за микробов.

Зато приятно, когда умные люди пишут, о чём думаешь уже лет тридцать как: «Все эти факты складываются в весьма целостный (холистический) взгляд на организм. Теперь уже ясно, что у иммунной системы нет своей отдельной системы связи: во многом она действует посредством тех же молекулярных сигналов (гормонов, цитокинов и прочих), которые применяются другими системами нашего тела. По сути, она участвует в «общении», которое идет по всему организму и которое координирует реакции всего организма в целом на различные ситуации. Звучит как идейка в духе «нью эйдж», правда? И не зря. Мы уже начинаем вполне четко, на уровне молекулярных исследований, понимать пользу для здоровья таких практик, как умственные/физические упражнения или медитация».

Про нейроиммунноэндокринную систему я говорю давно, практических подходов, прямо скажем, и близко нет, но идея хороша. Хотя и не факт, что эта идея однозначно рабочая. Что не «все болезни от стресса» факт очевидный. И через книги этой серии тоже. Хотя пишут опять: «…человек с типом личности, предрасполагающей к раку, склонен подавлять эмоции, держать их внутри, и в первую очередь гнев. Это интровертированные, скромные люди, которые склонны к подчинению и хотят всем понравиться. Согласно этой теории, если вы не даете выхода своим эмоциям, это увеличивает вероятность того, что вы заболеете раком».

Ещё из личного в прочитанном — зависть к свободе выбора у европейцев. В Америке образование платное, родители на это упирают, у нас просто диктат и угрозы («В семье должен быть врач»), а в Европе, видать, хорошо: «Мне нередко приходилось слышать от студентов из таких семей, что им хотелось бы изучать, например, психологию или философию, но это невозможно, так как их родители хотят, чтобы они стали врачами или инженерами. Для студентов европейского происхождения то, что родители думают о выборе профессии, значит примерно столько же, сколько их мнение о современном искусстве. (ибо в Европе много бесплатного образования)».

Из более общих вопросов — прежде всего, понятный момент, что фонд «Династия» Дмитрия Зимина отобрал книги авторов-атеистов или накрайняк — агностиков. Исключения тут редки. Но тут тоже объективный факт: учёные же склонны к свободомыслию и поперёшности, поэтому когда в XIX веке и начале XX всё казалось простым (мир и жизнь существуют вечно, разум — частный случай сложного автомата), среди самых-самых знаменитых учёных было много верующих: Пастер был католиком, создатели КВАнтовой механики веровали и писали об этом, Дарвин тоже говорил, что создал теорию «для прославления Господа», а теперь, когда всё очень запутано и запутывается сильнее, атеистов стало много.
Хотя Фрэнсис Коллинс, руководитель проекта «Геном человека» — верующий и даже проповедует.

А ещё среди прочих выложена книга «Во что мы верим, но не можем доказать», где сто учёных формулируют взгляды, в которых они точно уверены, но прямых свидетельств не имеют. Вот там всё довольно откровенно и без атеизма. Вообще, эта книга — преамбула ко всем остальным, по факту.

Много всего антирусского, вольного и невольного. Вольного это, например: «Добжанский задумал побег от тирании Советов и встал под знамена либеральной демократии, к которой пришел в США. Его нога никогда больше не ступала на территорию Советского Союза». Так-то фамилия биолога — добРжанский и причины были иными, сугубо рабочими.

Невольная русофобия идёт от непонимания: «В 1978 году мужчины в Литве, входившей тогда в состав СССР, имели такой же показатель смертности от сердечных заболеваний, как и мужчины в расположенной неподалеку Швеции. В 1994 году, после распада СССР, этот показатель в Литве вы¬рос по сравнению со Швецией в четыре раза. В 1994 году в Швеции СЭС не был связан с уровнями глюкокортикоидов, в то время как в Литве эта зависимость была очень прочной». Прибалты в СССР были привилегированным сословием, то и болели реже. А в Европе проходят по разряду быдла, хоть и разбогатели.

Вообще, процитированная книжка «Почему у зебр не бывает инфаркта», хорошая, но очень странная. Там, как и в некоторых других книжках, есть показатель СЭС — социально-экономический статус. Якобы, чем он выше, тем жизнь дольше и лучше. В эпоху тотальной пропаганды дауншифтинга и разных движух вроде «FIRE. На пенсию в 35» звучит странно. Как и бесконечные утверждения о связи семейного благополучия с дальнейшим счастьем в жизни: «Если мы хотим, чтобы бедные стали умнее, мы должны придумать, как сделать их богаче».
Или «… нам известно, что лучшее образование и более серьезное отношение к учебе делают людей умнее». Всякий учившийся в школе, знает, что это не так.

Тем более, у взрослых не так: «Действительно ли бедные люди непропорционально часто болеют? Ответ был таким: «Да, да и еще раз да». Независимо от пола, возраста или расы. В обществах с системой всеобщего медицинского страхования и без нее. В этнически однородных обществах и в обществах с напряженными межэтническими отношениями. В обществах, где неграмотность остается широко распространенной, и в обществах, где она почти полностью отсутствует. В обществах, где детская смертность высока, и в богатых, индустриальных обществах, где она крайне низка. В обществах, в основу идеологии которых положено капиталистическое кредо «жить хорошо — это лучшее отмщение», и в обществах, где господствует социалистическая идея «от каждого по способностям, каждому по потребностям». — жизненный опыт подсказывает ровно обратное.

Или вот ещё: «Наиболее достоверные из имеющихся данных свидетельствуют в пользу того, что у детей с уровнем самоконтроля выше среднего интеллект обычно также достаточно высок, а кроме того, при любом интеллекте у них весьма высока успеваемость». — то-то же у Сида Вишеза, героев Колумбайна и самураев был «высокий уровень самоконтроля»? А успех их несомненен.
Да, среда влияет. В частности, по самым разным исследованиям получается, что негры — такие же умные, как все. Очень простые моменты: чёрные выходцы с Карибских островов живут не хуже американских белых, а среди американских чёрных образованных женщин больше, чем мужчин. То есть, субкультура рулит, а не генетика. Я вообще считаю, что командует не наследственность и не воспитание, а случайность. Но пока не буде отвлекаться.

Некоторые антирусские моменты просто от пофигизма: «В 2010 г. один российский исследователь… « — это про А.П. Деревянко или про А.А. Цыбанкова, открывших денисовского человека, то есть, новый вид Homo, их ещё называют «восточными неандертальцами».
Но ладно, что РЛО (русских людей обижают) мы привыкли. Лучше про общие моменты. Всякие социальные моменты изложены прекрасно. Я даже понял, как работает реклама, почему за обеды в компаниях лучше платить по очереди и по какой причине «Бесплатный секс — самый дорогой вид секса». Дивно, что почти все социальные моменты воспроизводимы на зверушках! И даже не только на приматах. Понятно, что интерпретации могут быть разными, но слоган «Не антропоморфизируйте людей!» рулит.

Книги в основном новые, есть фразы вроде «В далёком 2013-м году…», но созданы книги в целом ещё до Новой этики. Поэтому в них есть прекрасная неполиткорректность и много сексистских шуточек. Хотя какие-то маркеры уже появляются. Например, «марон», обозначавший дурака обыкновенного, оглашён запретным словом. Мол, стигма. Так вот всё и начиналось:(. Да и в целом очень много сказано о механизмах воспитания враждебности, культуре исключения. Такие примитивные, генетически-эволюционные основания Новой этики, увы.
Есть забавные проколы. Скажем: «Поддержка в социальных сетях — весьма неплохой вариант: там всегда можно найти жилетку, чтобы поплакаться, руку, которая поддержит, ухо, которое выслушает, — вообще, кого-нибудь, кто прижмет к груди, пожа¬леет и скажет, что все будет хорошо». Поскольку соцсети созданы для травли, сие неверно.

Очень приятно, как чмырят Фрейда. То есть, в качестве открывателя бессознательного и разных неврологических моментов его ценят, но психоанализ теперь где-то рядом с астрологией и сильно ниже цигуна. Это огромная радость! Бихевиористсткий подход, бывший кошмаром психологии и даже психиатрии всю вторую половину ХХ века, тоже сосёт с причмоком. Зато его племянник Эдвард Бернайс, оказывается, — создатель темы «связей с общественностью» и прочих методик индивидуального впаривания товаров, обеспечивающих контроль над мозгом потребителей.

Поучительно читать классиков. Маслоу мил, не сводит всё к своей пирамиде, допуская кучи исключений. Тоже ругает Фрейда. Вернее, чуть ли не первым стал спорить с модными в его годы фрейдистами.

Над Паскалем Буайе смеются даже его коллеги-религиоведы, потому что он позитивист. Но в принципе книгу «Анатомия человеческих сообществ» можно прочитать, если времени не жалко. Она упорото позитивистская.

А вот Зимбардо — гад. Это он придумал «Стэнфордский тюремный эксперимент». Я фигею: сам раздал роли тюремщиков и заключённых, сам стал изумляться тому, как люди в эти роли вошли! Будто в жизни не так. Корни «Новой этики» растут из таких вот пакостей. И ещё: когда человек за семьдесят начинает жаловаться на «травмы детства», вероятность, что перед нами — мразь, делается гигантской.

Настоящие травмы не такие. Например: «За несколько секунд обычного пятничного вечера изменилась вся моя жизнь, жизнь заурядного 18-летнего израильтянина. В результате взрыва большого магниевого факела (из тех, что использовались для освещения поля боя в ночное время) 70% моего тела оказались покрыты ожогами III степени. Следующие три года я провел в больнице, замотанный в бинты, и лишь изредка появлялся на людях, одетый в тесный синтетический костюм и с маской на лице». Это Дэн Ариэли, автор книги «Предсказуемая иррациональность: скрытые силы, определяющие наши решения». Одна из самых замечательных книг, объясняющих многое про разные общества, составленные разными видами и народами.

И вот из всех подобных опытах на человечках и зверушках возникает вопрос о свободе воли. Есть ощущение и доказательства, что решение в нашем мозге возникает за время от нескольких десятых секунды до секунд до того, как мы это решение осознаём. Тогда свобода воли заключается в возможности отказа от решения. Впрочем, это вообще нечёткий термин. Но всё равно очень хорошо. Потому что плохо для атеистов: нет свободы воли? Значит, кто-то управляет. Есть? Она не могла возникнуть в детерминистском мире.

Хотя про детерминизм — самый главный вопрос. Его сначала в истории не было, потом был, потом в КВАнтовую эру опять не стал, а теперь непонятно. Мы сейчас об этом будем. Но не сразу, сперва ещё про общие моменты.

Очень занятно, как несчастные рыбки-физики пытаются простыми словами и без формул объяснить современные проблемы и подходы к их решениям. Так не бывает, думаю. Скажем, Джон Дербишир в книге «Простая одержимость» (первая из трёх книг, не представленных в коллекции по ссылке) истратил 500 страниц чтоб только представить суть гипотезы Римана и обосновать её важность. И формулы там в строчку длиной.
Но в любом случае из книг про физику следует, что для решения современных проблем понадобится или десять Эйнштейнов, или такое оборудование, что Большой Коллайдер по сравнению с ним проще ручной мясорубки. Пока же идут интересные споры о красоте и симметрии. Разные учёные пишут, что эта красота и симметрия непременно заключена в формулах, как то было со времён Максвелла, но Сабина Хоссенфельдер в книге «Уродливая Вселенная» (вторая из трёх книг, не представленных в коллекции по ссылке) говорит, что это совсем не так, а совпадения были случайными.

Ещё такой момент: не считая Маслоу, книги в подборке сплошь новые, только по физике не очень новые. Например, переизданы Фейнмановские лекции аж 1963-го года. Очень уж много моментов, до сих пор не понятых обширным населением. Да и вообще подлежащих интерпретации.
И это ещё не всё. Книг по химии в подборке просто нет! Вернее есть, даже очень много, но только по биохимии и почти всегда — в связи с эволюцией. Вообще, слова упомянутого Добржанского «Всё в биологии имеет смысл только в связи с эволюцией», кажется, распространились теперь за пределы биологии. Причём, условно говоря, и вверх и вниз. «Вверх» это на уровень общества, что понятно. Скажем, в книгах о языке, например, в книге Светланы Бурлак, очень много внимания уделено теории Ноама Хомского о врождённой лингвистике. Прежние же гипотезы сейчас в тени: «Люди — очень плохие звукоподражатели». Но тут же напрашивается и следующий момент: такая лингвистика — частный случай стремления к созданию структур, а попав в созданную структуру и освоив её, человек успокаивается.

Отсюда по индукции мы переходим к изначальному созданию упорядоченных структур. То есть, к эволюции. И начинается концерт. Наверное, самая фундаментальная книга тут — «Происхождение жизни. От туманности до клетки» Михаила Никитина. О преобиотической химии там очень всего много, с картинками и формулами: «…из четырех простых веществ (синильная кислота, сероводород, цианамид и ацетилен) получаются не только все четыре нуклеотида, но и десять из двадцати белковых аминокислот. Что еще интереснее, в этой сложной сети реакций практически не образуется никаких веществ, которые не встречались бы в современных клетках».

Но количество произвольных допусков в книге запредельное. Например: «…как мы помним, после гигантского столкновения и появления Луны Земля еще 50–100 млн. лет имела сверхплотную атмосферу углекислого газа, подобно современной Венере. Давление этой атмосферы в 50–200 раз превышало современное, и в ту эпоху геотермальные источники с отложениями ZnS и MnS (аналоги ≪белых курильщиков≫) могли существовать на поверхности Земли, под лучами Солнца». И дальше высказанная гипотеза уже принимается как данность. Да, идея Мулкинджаняна и Бычкова (2012) о происхождении жизни в грязевых котлах около вулканов очень милая, непротиворечивая и однозначная. Только чуть раньше такой же однозначной была гипотеза происхождения жизни у «чёрных курильщиков», чуть раньше — в щелочных лужах, ещё чуть раньше — в толще океана, ещё… ну, словом, до дарвиновской «тёплой лужицы».

Экспериментальных доказательств нет. Автор сам пишет: «Изучая земную жизнь и Солнечную систему, мы никогда не сможем поставить точку в этом вопросе — за ответом надо лететь к другим звездам». Всё круто, но, во-первых, креационисты доказывать не обязаны! То есть, уже победили. А, во-вторых, есть прямые и важные противоречия с мощными современниками.

Никитин пишет: «Мы знаем только один путь происхождения более сложных систем из простых — это эволюция по Дарвину, путем естественного отбора». Меж тем, в той же подборке выложена книга А. Маркова «Рождение сложности». И там очень-очень много сказано о том, что, скорее всего, реализованы самые разные механизмы эволюции. И ламарковский тоже. И не только у Маркова так сказано: «Эпидемиолог Джей Кауфман в 2014 г. довольно решительно заявил: "Если весь XX в. принадлежал Чарльзу Дарвину, то, учитывая начавшееся бурное развитие эпигенетики, все идет к тому, что XXI в. вернется к Жану Батисту Ламарку».

Более того. Есть книга «Логика случая», третья из трёх упоминаемых книг, не вошедших в подборку. Если её автор, Е. Кунин, не получит с годами Нобелевскую премию, будет несправедливо. Никитин на эту книгу ссылается, но ей жутко противоречит! Кунин указывает и рассчитывает, что вероятность факта, что мир выглядит так, как он выглядит, составляет десять в минус тысяча восемнадцатой степени. Помните метафору Фреда Хойла: «случайное самозарождение жизни так же вероятно, как случайная сборка “Боинга-747” при прохождении урагана через мусорную свалку»? Ну, вот. А при такой вероятности должно быть собрано миллион Боингов и все они должны слетать на Марс, сделать там бочку, а потом сесть на разных аэродромах Земли синхронно. И без пилотов.

При такой вероятности гипотеза Бога не просто допустима, а будет просто-напросто самой логичной. Однако Никитин пишет: «Короче, мы можем считать, что вероятность возникновения жизни на планете, очень похожей на древнюю Землю, достаточно велика (скажем, 0,5)». Представляете, разницу порядков? Минус тысячная степень и 0,5?

Это грустно

В науке спорить можно и нужно, а в России — нельзя. В России должно быть единомыслие, иначе не победим. Есть у меня любимая притча про царевича Модэ. Л.Н. Гумилёв излагает её так: «Однажды он (Модэ) приказал воинам наблюдать, куда он пустит стрелу, и стрелять из луков в том же направлении. Приказал и вдруг пустил стрелу в... своего любимого коня. Все ахнули: "Зачем же убивать прекрасное животное?". Но тем, кто не выстрелил, отрубили голову. Потом Модэ выстрелил в своего любимого сокола. Тем, кто не стрелял в безобидную птицу, также отрубили голову. Потом он выстрелил в свою любимую жену. Нестрелявших - обезглавили. А потом, во время охоты, он встретил шаньюя, своего отца, и... выпустил стрелу в него. Шаньюй мгновенно превратился в подобие ежа - так утыкали его воины Модэ стрелами. Не стрелять не рискнул никто».

Если же отвлечёмся от России, то вопрос случайного или закономерного происхождения жизни в современном виде восходит к спору Нобелевских лауреатов Кристиана де Дюва и Жака Моно. Это было в начале семидесятых. С тех пор формул и гипотез прибавилось, а ясности — не прибавилось.

Если же копнуть ещё глубже, мы дойдём до концепций Лао Цзы «вэй» и «увэй». То есть, проявления внешней активности или следования законам природы, когда действие происходит спонтанно и самым коротким путём. Стало быть, опять вернёмся к вопросу свободы воли. Что прекрасно.
Потому что совсем недавно у нас не стало ответов на три вопроса, казавшихся совершенно ясными сто лет назад:

1) Отчего произошло Творение? («Большой Взрыв»);
2) Как зародилась жизнь?
3) Как зародилась разумная жизнь?

А теперь мы не знаем и

4) Существует ли свобода воли и как её понимать?

То есть всё, о чём пишет Квентин Мейясу, говоря про зло корреляционизма и необходимость контингентности — прекрасно. Это даёт дивные свободы для творчества. А что контингентность, якобы, ограничивает науку, лишая законы природы тотальности, так это ничего. Просто во фразе одной из книг по ссылке «Нет лучшего способа понять мир иначе как с помощью науки» надо слово «понять» заменить на выражение «донести на едином для всех языке».
Словом, рекомендую книжки.
Tags: как страшно жить, книжки фб, филология
Subscribe

  • Гон был

    На днях Нина приехала домой и сказала, что ей предложили контракт на несколько месяцев. По специальности, далеко и деньги приличные. С университетом…

  • Еду в Питер вечерком

    Еду в Питер вечерком. Лет бы десять назад или даже восемь сей пост вызвал бы волну и куча встреч состоялась бы и куча не состоялась бы. Шесть бы лет…

  • всем зевать

    всем зевать

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments