Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Десятое января. Сорок первый день зимы

Про семью я пишу сравнительно редко. Вернее, не так редко, как в формате «хихи-хаха и фотокарточки». А тут было сразу несколько поводов.

Начнём с давних-предавних дней. Феде исполнилось года полтора, говорить он толком не умеет, стоит в кроватке, вертит головой, играть зовёт. Потом замирает, глядит вокруг и начинает:

- Я. Я. Я-я-я-я!!!

Хохочет, и делается прыгать, как …, ну, скажем, козлик, повторяя «я-я-я» в разных темпах и сочетаниях. Бывает такое внезапное осознание личности. В самом разном возрасте.

Проходит много лет, у Нины экзамен по философии. От экзамена того её с души воротит. Так-то она нормально к экзаменам, а к этому — ненормально. Я ей ещё на первом её курсе говорил, что по её специальности, кроме предметов, относящихся собственно к педагогике, самым важным будет право, чтоб не нарваться, ибо в работе с детьми это очень просто, а на втором месте — наверное, философия. Особенно если заниматься чем-то имеющим отношение к науке.

Про право она понимает, а про философию отрицает. Тем не менее, готовимся в формате: «Папа, расскажи однозначными словами про имена и направления, чтоб было понятно, а я буду спорить».

Ладно. В какой-то момент я говорю:
— Ну, вот смотри. Почему у нас ты родилась?

Ответ попытался быть в доступных лозунгах:
— Как? Вы что ли меня не хотели? Ты что говоришь?
— Не. Про другое: почему родилась именно ты? Не Маша, не Катя, не другая Нина?

Дитё имело выражение лица, ровно как у Феди тогда, но прыгать не стало. Ушло думать и думало пять минут.

Там дальнейших ход вопросов-ответов тоже понятен из буддийских друзей:

— Скажи, почему я родился?
— Кто родился?

Но чтоб личность потерять, надо её надолго обрести.

Что важно: ни раннее, ни позднее, ни глубокое, ни мелкое осознание своей личности почти не влияет на поведенческие стратегии. Скажем, Федя всегда стремился быть, скорей, «не хуже других». То есть, попав немножко даже случайно из совсем никакой школы в приличный лицей, после первой парочки моральных айайайев от преподов, стал учиться вполне даже круто.

Перейдя оттуда в неплохую, но более простую подмосковную школу, сперва был лучше очень многих, затем стал не хуже прочих, выделяясь, скорее, бесячеством. Но тож без фанатизма. Поступив на геолога, тож закончился сессию на пятерки, хотя раньше особо этой темой не страдал.

А Нина своеобразно всегда тянулась к хорошему. То есть, для первого класса костюм блондинки был подобран идеально. Розовыми были даже кроссовки и кепочка. Ну, и далее всякое там отслеживание тредов. Даже «кризис второго курса», мы прошли как положено, сменив в начале этого самого курса место учёбы.

Я очень боялся, что подобные стратегии приведут к поиску «Самого Лучшего Мальчика», а такие поиски иногда завершаются плохо. Однако тут помогло очередное мировое обострение фем-повестки. Раз хороших мальчиков нет, то и…

У меня самого кризисов идентификации не было никогда. Поняв, что особыми талантами не блещу, решил выполнить обязательную программу: учёба-работа-семья-жильё, а уж там — как получится. Высоких материальных целей тоже не ставил. Но вот понимание себя, как личности, было, вроде, всегда.

Поэтому, крестившись поздно, в семнадцать лет, крестился именно в Православие. Всё-таки, в отличие от католиков и протестантов, у нас нет жёсткого деления на Откровение естественное и Откровение сверхъестественное. Бог открывает Себя в природе столь же прекрасным образом, что и в чудесах. Но чудеса редки, а природа есть всегда.

Сижу, значит, думаю после разговора с Ниной обо всём таком, и тут АННА ЖУЧКОВА поздравляет всех с Рождеством: «А вот в историю Христа больше не верю. Мы выходим из христианской эпохи. Мы уже больше неё. В открытом огромном мире природных сил и Вселенских взаимодействий.

Христианство - это как укрупненный кадр одной человеческой жизни: выбирай правильный путь или проиграешь. И все праздники христианские связаны с одной человеческой жизнью: зачатие, рождение, муки, смерть, воскресение.

А вечная жизнь - больше. Ты умрёшь - и будешь жить в детях. А потом родишься снова. Или уйдёшь в другие миры.

Христианство прекрасно, оно учит смирению - жизни с миром и постижению духа. Но мы шагнули уже за его пределы. Вбирая его истины, мы готовы идти вперёд.

Туда, где нас ждёт Бог-отец. Как детей, сотворенных по Его образу и подобию, а значит - равных Ему».


Собственно, в другом своём посте Анна почти сразу пишет: «Первым делом я нападаю и провоцирую». Это она реально умеет превосходно!

Но что нам тут предложено? Это зависит от понимания термина «равны Ему». Если равны и потенциально едины в своей высоте, будет некое из адвайтистских течений. Если равны при осознании каждым из нас своего недостоинства, тут быстро-быстро пойдём в направлении Махаяны, достигнув отрицания себя как цельной личности и становясь конгломератом скандх.
Упаси Бог, конечно, тут ругаться. У меня вообще любимая книга, посвящённая методикам и сущности познания: «Непосредственное и опосредованное восприятие: спор между буддийскими и брахманистскими философами (медленное чтение текстов)», автор — Виктория Георгиевна Лысенко (рекомендую по ссылке): https://iphras.ru/uplfile/root/biblio/2011/lysenko.pdf

Просто мне как-то невероятно дорога моя личность. Тут есть два момента, для чего она может быть нужна. Или для Финальной Битвы, когда каждый будет на счету, или просто так, «по бесконечной милости Божией».

Второй вариант, конечно, приятнее.
Tags: 90 дней зимы 2020-1, дацзыбао
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment