Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Category:

Написал про премию "Поэзия", второй сезон

Про победившее стихотворение написал отдельно, но там уж всё зависит от редакторов. Надеюсь, когда-нибудь опубликуют. Стихотворение это ж не институтуция, торопиться не обязательно




https://degysta.ru/esse-segodnya/andrej-permyakov-tseli-yasny-zadachi-opredeleny/


Сначала двинемся по легчайшему пути. Определим один безусловно добрый момент и один неоднозначный. Добрый очевиден: победители двух первых сезонов премии замечательны. Все они — интересные поэты, представившие отличные стихотворения и переводы. Разумеется, выбор жюри мог быть совершенно иным и при этом не худшим. Во избежание лишних интерпретаций: я не считаю эту премию лотереей — она, скорее, похожа на многоступенчатый коммерческий турнир: элемент случайности присутствует, но везёт обычно сильнейшему.

Грустный момент тоже ясен. Премия была заявлена как весьма демократичное мероприятие, где мог участвовать каждый. Сам формат — одно стихотворение от участника — подразумевал такое. Продолжая спортивные аналогии, упомянем кубковую систему: соревнование, где на ранних стадиях может играть любая команда, начиная с районных. Понятно, что даже в 1/16 финала никто из честных любителей не пройдёт, однако шанс проявить себя непременно есть. Из свежайших образцов — клуб «Скиммерсдейл Юнайтед», представляющий девятую лигу английского чемпионата. Один из многих тысяч клубов. Но вот попал сейчас в основную турнирную сетку Кубка Англии, теперь ему дадут денег, покажут по национальному телевидению и возможен неспешный, хороший рост.

Далёким от спорта, но близким к литературным реалиям примером будет премия «Дебют». Там случались даже победы неизвестных почти никому до церемонии вручения авторов, а уж в длинном списке имена новых поэтов присутствовали всегда. Ещё точней соответствует, возможно, такая структура, как «Литературрентген». Её создатель и бессменный руководитель — Василий Чепелев – увещевал молодых литераторов: «Неважно, что не выиграешь. Тебя прочтут и заметят».

Тут спорный, конечно, момент: человек, желающий попасть в литпроцесс и обосноваться там, с подобным предложением согласится. Человек, убеждённый, что он есть величайший — обидится. Я б, разумеется, обиделся, но речь не обо мне и мы стали уходить от собственно обсуждаемой премии, поэтому вернёмся к начатому разговору. «Дебют» по определению был предназначен для поиска молодых гениев, «Литературрентген» тоже.

«Поэзия» же предполагает награждать уже присутствующее. Однако у меня, как и, наверное, у очень многих любителей поэзии, есть электронный поминальничек, куда я заношу лучшие на свой вкус стихи года из разных журналов и сетевых ресурсов. Примерно седьмую часть приглянувшихся стихов ежегодно пишут те, кто ни до, ни после ничего особо замечательного не создают. И даже просто интересного не создают. На уровне совсем небольшой подборки они б выглядели бледно, но один-два текста у них вправду отменные. И для таких стихотворцев «Поэзия» могла бы стать шансом. Увы, но нет.

Но это — и победы заслуженно известных авторов, и невключение любительской лиги — обстоятельства почти внешние, задающие премии границы и планку. Ругают институцию за другое. Во второй раз из двух возможных при публикации списка номинированных текстов социальные сети в своих литературных сегментах начинают бурлить. Бурлёж весьма сконцентрирован и целенаправлен: почему не взяли такого-то и такого-то автора с таким-то и таким-то текстом, опубликованным в этом году? Секторальных претензий минимум: стилистический и жанровый охват премии почти абсолютен. А вот вопросы по личностям авторов кажутся законными.

Помимо работ победителей, особых сомнений не вызывают примерно 40–50 текстов. Ещё стихотворений двадцать пять или тридцать вполне хороши, но их можно было заменить без потери качества премиального листа. Но, безусловно, существует охвостье. Ладно бы его составляли творения начинающих авторов. Однако нет. Это плохие стихи плохих поэтов. При этом множество действительно интересных авторов с крайне удачными стихами не были замечены номинаторами два раза из двух возможных. Тут можно долго говорить о текстах и персоналиях, но, во-первых, разговор уйдёт в сторону, во-вторых, выбор немал и уже потому небесспорен, в-третьих, о роли номинаторов мы уже мельком упомянули, в-четвёртых (и, может, в главных), зачем через упоминание снижать для поэта шансы на попадание в премиальный список? А, в-пятых, лучше обсудить альтернативы.

Но сначала отвечу на очевидный вопрос: не говорит ли во мне личная обида? Ещё как говорит! Это среди поэтов можно всегда быть чемпионом по своей собственной версии. А роль критика требует непременного внешнего признания. Оттого повторным непопаданием в список критического раздела я предельно удручён. Ну и ладно. Всё равно с литературой собирался заканчивать — она ж не самоцель, она ж путь к власти — и ещё миллион разных самоуспокоений. Мы всё-таки говорим о поэзии — о критике пусть ноют другие. Или мы поноем как-нибудь чуть позже.

Так всё-таки: каковой может быть альтернатива «Поэзии», если процесс осуществления премии в её нынешнем варианте не нравится человеку совсем всерьёз? Очевидный ответ — создание премии альтернативной. В самом деле, на проведение схожего мероприятия потребно пять или семь миллионов рублей. Естественно, с кухней и бухгалтерией «Поэзии» я незнаком, просто говорю, на сколько это выглядит. Сумма по нашим временам мизерная. Найти фигуру, равную по литературному масштабу, влиянию и репутации действующему непременному секретарю премии тоже при некоторых усилиях можно. По организаторскому опыту, конечно, тут мало кто сопоставим, но это дело наживное.

И возникает основная проблема. «Поэзия», как минимум, на организационном и декларативном уровне наследует премии «Поэт», где за тринадцать лет было ровно тринадцать лауреатов. Из этих тринадцати обычному активному участнику литературного процесса сильно немилы одна-две-три персоны. Прочие же весьма симпатичны. Перечень неприемлемых фигур у всех окажется разным, оттого почти все победители будут признаваемы менее удачливыми коллегами. Кроме того, каждый причастный литературе затаил обиду по поводу ненаграждения кого-то из любимых поэтов. Я, к примеру, расстроен из-за Александра Ерёменко.

Тем не менее, по результатам сколь угодно вдумчивого опроса общая картина, сформированная деятельностью «Поэта», окажется не то чтоб совсем репрезентативной, но приемлемой для коллег-литераторов. А «Поэзия», кроме прямого наследования предыдущей структуре, ещё и неплохо работает по площадям: тут можно посмотреть на нынешний шорт-лист премии фонда Андрея Белого. То есть, идёт целенаправленное формирование общего литературного поля, и с точки зрения неизворотливого читателя это, конечно, хорошо.

Оттого при создании любой новой структуры придётся идти на очень серьёзную перемену восприятия нынешнего процесса. Любая премия, альтернативная «Поэзии», окажется или её клоном, что бессмысленно, или нишевой структурой, навроде сохраняющей индивидуальность и герметичность премии Аркадия Драгомощенко, или уж слишком эпатажной, что весьма снизит её ценность. Так что, о создании иной реальности думать надо долго.

Чем же плоха реальность существующая? Да, в сущности, ничем. Кроме того, что реальность эта очень-очень мала. Снижение внутрикультурной роли поэзии кажется трендом, с которым смирились все, многим это даже нравится. Тесно связанное с этим падение материального вознаграждения — факт объективный: всё-таки один миллион рублей, полученный лауреатом «Дебюта» в 2014-м году, весил больше одного миллиона рублей, полученный лауреатом премии «Лицей» в 2019-м. Кстати, о «Лицее», вручаемом, напомним, на Красной площади, нет даже статьи в российской Википедии, что тоже отражает общественную значимость структуры. В отсутствии (к счастью!) в РФ развитой, независимой и материально обеспеченной университетской культуры значение премии с довольно широким охватом и предусмотренной культурой исключения автоматически падает до внутрицехового.

Правда, у поэтов, желающих быть конвенциальными, есть иные средства заработка, кроме почти исчезнувших гонораров и уменьшающихся премий: гастроли, продвижение в соцсетях, блогинг, выпуск мерча с дракончиками — примеры мы знаем. И вообще, кажется, общество достигло той стадии материального благополучия, где деньги, к сожалению, перестают быть фетишем — тут достаточно посмотреть хотя бы на прискорбный расцвет антипрофессиональной волонтёрской деятельности, вызвавший бы лютый хохот и поношение в более традиционные времена девяностых или нулевых годов. Символический капитал для многих оказался реальнее реального.

Словом, как-то так. Есть масштабное явление со своими плюсами и минусами. Как всякое масштабное явление, это тоже нуждается в альтернативе, содержащей диалектическое противоречие. Альтернативы пока не видно, будем наблюдать дальше.

Организаторам же и спонсорам — безусловное уважение, они дело делают.
Tags: бублики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment