Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Компиляция

За время трёхнедельной поездки вышло некоторое количество критических текстов. Я на на них кратко ссылался, но сейчас можно высказаться подробней. Начну не совсем со своего.

Артём Попов написал статью о деревенской прозе в журнал "Наш современник". Как там устроен архив, я не понял, поэтому просто стырил скрины со страницы Артёма. Они под катом











Статья совсем короткая, но ёмкая. И на статью откликнулась Наталья Мелёхина. Написала вот что (тоже стырено из её ВК):

"Задумалась о стереотипах насчет авторов деревенской прозы, побеседовав с Ольгой Сергеевной, вдовой писателя Василия Белова, и прочитав статью Артема Попова «Пчёлы и паразиты» в №8 «Нашего современника». Решила про эти стереотипы написать, а то иногда такое о «деревенщиках» говорят, что не знаешь, то ли поплакать, то ли посмеяться.

Стереотип первый – «деревенщики» не любят город». Клише, видимо, проистекает из самого слова «деревенщики», которое Василий Белов, кстати, не признавал из-за уничижительного оттенка. Считается, что авторы деревенской прозы не любят заодно уж и заграницу. С чего мы должны всё это не любить, я лично не понимаю. Как вообще можно не любить Вологду или Санкт-Петербург? Дербент или Шанхай? Они ж прекрасны! Ну а Василий Иванович нежно любил Москву. Стихи ей посвящал. И в других государствах бывать любил. Другое дело, что Тимониху он не променял бы ни на столицу, ни на Нью-Йорк с Мюнхеном, ну так это ж нормально, когда любишь Родину и родину, и целый мир, столь же нормально, как любить маму и папу. Спросите меня: ты больше любишь Полтинку или Питер? Я процитирую рэп «Я люблю кантри» (гр. «Заточка»), где герою предлагают выбрать, кого он больше любит, отца или мать:

- Кого ты любишь больше, сын? Ведь ты уже подрос!
– Не, ну если вы вот так ставите вопрос, то
Я люблю кантри.
Здесь банджо бренчит, ритм бодрит
Эй, мам, пап, я люблю кантри,
Я с детства слушаю кантри.

Ну а я в ответ на этот же вопрос пишу деревенскую прозу.

Стереотип второй – «в деревне живут одни старики, и те скоро умрут, и писать будет не о ком». В такой момент мне хочется закричать: «Э, э, э, ребята! Полегче! А меня-то вы куда денете? Мне-то тоже в гроб лечь и самой сверху гвоздями заколотиться? А моих молодых братьев, сестёр, племянников и племянниц, друзей, одноклассников – всех нас куда?»

Деревни ведь очень разные, и со времен второй половины XX века кое-что в них очень сильно, я бы сказала, разительно изменилось (критики же, к несчастью, все еще представляют деревню времен беловской повести «Привычное дело»). Конечно, если брать какую-нибудь захудалую деревеньку типа моей Полтинки, то там, действительно, четыре избы и большая часть населения – пожилая. Но если брать центральные усадьбы колхозов или деревни типа Палкино, соседнего с моей Полтинкой, то там была, есть и будет молодежь. Все не вымрут и не переедут в города по одной простой причине: люди во всем мире каждый день что-то едят и что-то пьют. Вы ведь кушаете хлеб и мясо? Йогурты с творожками в супермаркетах покупаете? Так вот именно деревенская молодежь, а не ветхие старики и растит мяско на гамбургеры, картошечку, чтоб пожарить ее «фри», и доит молочко для капучино. Без нее попросту не будет продуктов в магазинах, и человечество умрет с голоду. И я считаю, что эти молодые люди достойны стать героями моих книг, впрочем, как и старики, живущие еще, слава Богу, в деревне.

Стереотип третий – «из деревни все бегут, и все мечтают попасть в Москву, об этом и пишут «деревенщики». Возьмите ластик и сотрите это клише из своей памяти. Кто хотел, тот уже убежал в 70-80-е годы и мирно состарился в городе, и уже горожане по рождению не только дети их, но и внуки. Сейчас молодым бежать из деревни либо некуда, либо незачем. Переселиться из деревни в город в наши дни невероятно сложно, иногда за пределами возможностей юноши или девушки.

В Москву и того сложнее. Вы только задумайтесь: в столицу же билет еще купить надо. Да, вот с такой банальности всё начинается – с билета на поезд или самолёт. И хорошо, если из Вологды нужен билет, тысячи две-три рублей еще можно как-то найти даже при скромных зарплатах родителей-колхозников, а если из Иркутской области? Не вдруг столько денег накопишь. А кто тебя там будет кормить-поить? На что жилье снимешь? Куда работать пойдёшь не после МГУ или МГИМО, а после политехнического техникума в райцентре, скажем, Тотьма? Сейчас не советские времена, 2020-й – это вам не «Москва слезам не верит», никто не предложит ни койку в общаге, ни талоны на питание. Из моих молодых друзей в столицу уезжал лишь один человек и тот «по знакомству» устроился в мебельную мастерскую к родственникам. Работал недолго и быстро вернулся, потому что сложно и дорого выживать (подчеркиваю «выживать», а не «жить»). В родной деревне или в райцентре, или в местном областном центре на порядок проще.

Знаю, что в Подмосковье и ближних к Москве областях ситуация несколько иная, но я говорю лично про свое окружение: это факт - один человек и тот вернулся. Большинство же молодых людей вообще ни разу в жизни не были в Москве и никогда не были на море. Почему – отдельный разговор (не только из-за низких доходов). И это я еще не касаюсь вопроса о том, что есть деревенские молодые люди, которые в принципе не могут жить в городе, потому что городской образ жизни им не подходит. Не могут они к нему привыкнуть, да и не хотят. И вот всё это – темы для деревенской прозы в наши дни, а про то, как убегали молодые из деревни в советские времена, написали уже Белов, Распутин, Абрамов и т.д.

Стереотип четвертый – «деревенщик» обязательно начнет читать «морали». Тут я могу ответить только за себя лично: я не знаю «моралей». «Что такое хорошо, и что такое плохо», и так каждый человек понимает с детства, другой вопрос, хочет ли и может ли он потянуть тяжёлое бремя порядочности? Знаете, как волшебник Дамблдор говаривал: «Скоро нам всем придется выбирать между тем, что правильно, и тем, что легко». А осуждать чужой выбор – тоже ведь грех, между прочим, бывает и такое, что «за нас выбрали то, из чего выбирать» . Для деревенских жителей это просто беда, поскольку уже в раннем детстве ты осознаешь, что есть вещи, которые ты не исправишь, потому что человек мал и бессилен перед глобальными историческими процессами. И как в этом противоборстве с историей не очутиться внезапно на стороне зла против своей воли даже - это тоже тема для актуальной деревенской прозы.

Стереотип пятый – «деревенщики» не признают новаторства в искусстве». Признают. И сами становятся новаторами, не зря ведь «деревенская проза» стала именно «новым явлением» в литературе XX века не только России, но и других государств. Другое дело, что у каждого автора есть свои вкусы и свои художественные задачи, и порой «деревенщики» и, правда, не хотят принимать того, что им не близко, или того, что им не по нраву. Получается странная ситуация: постмодернисту, к примеру, можно отринуть то, что ему не по нутру, а «деревенщику» - нельзя, сразу закричат, что он «лапоть деревенский необразованный» и «противник прогресса». Но дело ведь совсем не в образовании и не в прогрессе.

Дело в том, что я не позволю ни новым, ни старым, вообще никаким явлениям в искусстве сбивать меня с выбранного пути. Как автор и просто как сложившийся уже взрослый человек, я имею ровно такое же право на собственные взгляды в искусстве, как и любой другой писатель любого другого направления. Да, наверное, мои художественные взгляды кому-то не понравятся, кто-то захочет сказать, что я «деспот и ретроград», пускай. Литературная борьба - это тоже нормально, но маскировать неприятие деревенской прозы ярлыком «деревенщики» против новаторства» не надо.

Надо пытаться понять чужие взгляды, как пытался Василий Иванович Белов, посетив в Париже Музей современного искусства, и исчеркав весь свой блокнот записями-размышлениями по этому поводу. Да, он не принял многое из западного современного искусства, многое ему было попросту чуждо, но это не значит, что он его не понял или не захотел понять. Он всего лишь остался верен самому себе как писателю, и он имел на эту «верность себе» такое же право, как, ну кого вам в пример привести? Пусть будет, как Жан Кокто на «Орфея». Никто ведь не скажет про Жана Кокто, что он был «деспот и ретроград», «противник новаторства в искусстве» (спойлер: на самом деле, и он был верен себе, просто, поскольку он не «деревенщик», на него пятый стереотип не распространяют).

На фото - иллюстрация к стереотипу №2. Это "дорогие мои старики" Злата и Саша греют свои "пожилые организмы" на русской печке и передают приветы столичным критикам. Кстати, Злата - первоклассница. Впервые за долгие годы в сельской Слободской средней школе им. Г.Н. Пономарева набрали два, а не один первых класса".

А теперь интересное. Вот ссылка на мою большую прошлогоднюю статью из "Нового мира". http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2019_4/Content/Publication6_7163/Default.aspx


Кто прочтёт, тот увидит: при абсолютной разнице концептов, совпадение имён в статьях просто удивительное: Наталья Мелёхина, Наталья Ключарева, Ольга Гришаева. Я б тоже добавил и упомянутую Артёмом Поповым Ирину Мамаеву, но у неё очень давно, кажется, не было новых публикаций.

А когда такие разные журналы пишут об одних и тех же авторах, это, получается, явление существует объективно?
Tags: бублики, друзья, пиар, филология
Subscribe

  • Три в одном

    Начиналось всё очень хорошо. Я решил сготовить плов. Вернее - три блюда в одном: шкварки, рёбрышки и сам плов. Тут очень помогает курдючный жир.…

  • "Десять лет такого ада, с нами начат разговор...."

    День в день исполнилось десять лет этой записи: "В прошлое воскресенье я допил 200 граммов коньяку, оставшихся от пьянки накануне. Больше было…

  • 11 лет записи

    Почти все сущности, перечисленные в посте, исчезли, гештальты завершены, но паутин_ка у нас красивая... "Доверия к миру пост или Хлеб ужасно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment