Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Одиннадцатое июня. Одиннадцатый день лета

Сегодня Люба свезла меня лечить зуб, а потом мы купили пироженок, потому что в Макдоналдсе зал был закрыт, а на вынос - громадная очередь из машин: все же на дачи поехали! Так что всё получилось как в детстве за одним исключением: четырёх зубов уже нет, один надо удалять, ещё в четырёх пломбы и нужны мосты. Ну, и ладно. В мединституте 30 лет назад мы учили, что к пятидесяти нормальным считается отсутствие восьми зубов и наличие двадцати пломб.

Это пироженка



Теперь чуть другое. Приехали к зубному мы несколько заранее. Поставили машинку в тени от общаги, болтаем, куда истратим получку. Метрах в десяти стоит машина КИА, очень длинная, и белоснежная, как утюг. Около машины стоит коляска, тоже красивая. Вычурной раскраски. Коляску катает папа. Старше тридцати, но моложе сорока. Сейчас к сорока многие мальчики, а этот такой кабанчик. Стриженный тоже под кабанчика. Хотя, может, наоборот: ему под пятьдесят. Тогда сохранился хорошо. Я подумал, может, дедушка. Но оказалось не дедушка. Это мы дальше узнали.

Катает он коляску, и как будто что-то напевает. В коляске плачет дитё. Негромко, не особо кому мешает. Но плачет непрерывно. Папа вынимает ребёнка, начинает его качать. Потом трясти. Ребёнок плачет. Папа садится в машину и баюкает ребёнка так, что машина (большая, ещё раз скажу) качается. Я б не видел, что он сел с ребёнком, подумал бы про другое. Плачет ребёнок или нет, мы не слышим, но машина трясётся.

Тут из больницы выходит мама. Не знаю, красивая или нет, потому что выглядит довольно умученной. Видать, ходила тоже к зубному или что похуже. Но моложе папы. Папа каааак давай исполнять на всю улицу! Сейчас так уже не модно ругаться - принародно-то. Собственно, я тут и понял, что он папа, а не дед. Ибо он и маму всяко-всяко матами покрыл, и еёную маму, и ребёнка и всяко место. Дитё успокоилось, мама стала совсем грустная, а папа всё орёт. У него аж синяя бейсболка на землю упала. И лежала, как проблесковый маячок. От ветра шевелилась.

Он ещё сильней стал матькаться. И параллельно слагает коляску в багажник. Аккуратненько-аккуратненько! Вот только чтоб ничего не задеть у машинки. Потом садится за руль, трогается. Тоже плавно-плавно. Находясь в совершенно диком состоянии, выбешенный весь, едет, как котик. Объезжает кажный камушек.

Клиника, где зубы, расположена в не очень хорошем районе. В самом поганом даже. Там рядом неизвестно чья общага, куда поселяются, например, вышедшие из колонии-поселения люди. А дядька поехал на трассу и дальше куда-то в приличные места.

Вокруг сирень разным цветёт, мальчик с девочкой, оба лет тринадцати, обнимаются с ещё одним мальчиком такого же возраста, потом тот мальчик уходит, а эти в обнимку идут в сторону ДК. Прям как в нулевые годы, когда все стали обниматься. Сейчас же любовь постмодернистская: мало кто обнимается и в девяностые мало кто обнимался. А в нашем детстве и наоборот - в нулевые годы - все обнимались. И к машинам тогда тоже относились очень нежно. Теперь к машинам в целом относятся наплевательски, а к детям - трепетно. Но дядька вот наоборот.

И ребята друг к дружке тоже наоборот, но в другом смысле. Мы даже подумали, что попали в сдвинутый мир, но нет. Нормально всё.
Tags: 92 дня лета 2020, врачи врут, дурка, ничоси
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments