Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Публикация в "На середине мира"

Прямая ссылка: http://seredina-mira.narod.ru/apermyakov2020.html

Спасибо большое kamenah

Подборка называется "Меня ничего не бесит. Стихи о девушках". Практически каждое посвящено конкретной персоне, Даше - два, а одно - литературному персонажу Оле.

Благовещенье

Ветви на малиновом закате:
нежность, каллиграфия и танец.
«Высветление пресветлой благодати» —
написал один задумчивый китаец.

Изъявление торжественного лика,
сонмы восходящи, море света.
И тоска — до заячьего крика.
Скоро лето, золотые. Скоро лето.




Иаков 2:10

Вот как-то так: ходил себе, дышал.
Не соучаствовал в особенных злодействах;
И вообще, совсем немного нарушал —
Не укради, да не прелюбодействуй.

И дальше бы дышал себе, ходил.
Но тонкий-тонкий звук из книжной пыли:
«Поступок был? Выходит, также и убил»
Ещё точнее: «— вы же и убили».



Старый Новый

А вообще, мы с Дашей — котики.
И аватары неудачи.
Мы смотрим «Шeрбурские зонтики»,
едва не плача.

Там у героев всё безвыходно,
притом они такие милые.
Им вовсе незачем завидовать,
но мы завидуем.

Закончится — включаем снова,
и вдруг не мрак.
Катрин Денёв, Нино Кастельнуово.
Ну, как-то так.




Постправда

— Напиши, говорит о том, что тебя действительно бесит.

А меня ничего не бесит.
Не, ну, когда тебе в душу кто-нибудь лезет,
неприятно, понятное дело, но можно и отойти.
Отойти, не сходя с пути.

Ещё не люблю касаться рукою брезента
(напильника, жёсткого снега, перевысохшей изоленты,
постороннего человека, другого-прочего абразивного).
Это тоже можно перетерпеть, это как доказательство от противного.

Не люблю, когда изменяет тело.
Не люблю, конечно, когда умирают дети.
(Мне, видать, за это и прилетело,
но чего не бывает на белом свете?)

Ещё мне немного претит изображать клоунаду
(Вот тут ничего не попишешь: надо, так надо).

А самое страшное — это твой ближний, когда он теряет лицо.
Ты сразу тогда себя чувствуешь конченым быдлом.
Впрочем, лицо потерял, другое лицо нашёл, тут и дело с концом.
Как говорится, что было, то было.

«Словом, я отвечаю, что, дескать, про бесит» — никак.
А она говорит, что я — несообразный дурак.
Ничего, говорит, из меня хорошего не получится.
Обещает, что мучился, мучаюсь, далее буду мучиться.

Поорала ещё немного, ушла вникуда.
Беда.

Из палатки пахнет крылышками на гриле.
Ну, и ладно. Зато хоть поговорили.

Кому бы ещё действительно сокровенное рассказал?
Радость, ноябрь, буфет, Вологодский вокзал.

(Бесит не соответствовать ожиданиям близких людей.
Но как теперь скажешь ей)?




Студентка

Сперва про Куросаву и Хичкока.
Затем про Квентина (про МиясУ)
Затем про «было хорошо, а стало плохо».
Ещё затем: «Порежь, Андрюша, колбасу»!

Затем в кровать.

ЗасИм, внезапно, рагнарёк:
«Тебе кончать, а мне рожать»!

Ну, ок.




Они

Вот стояли и стояли,
И глядели и глядели.
И мороженое ели,
Время было еле-еле.

Ветер дул, и как-то сразу стих.
Восемнадцать было (на двоих).

И она тебе такая: «Что»?
Ты внезапно сразу тоже: «Что»?

Если долго всматриваться, то…




Можга

— Ты даже и на удмуртском умеешь?
— Н-у-у-у, как «умею»?
«Мон-тон-яратон» — знаю.

Сам ей, стало быть, руки руками греешь,
От себя такого хорошего млеешь,
Рыбка в пруду играет.

Держишь ей руки предельно нежно,
Она говорит — «Не хочу».
Раз говорит «Не хочу» —
Сваливаешь, конечно,
Салютуешь лучу.

Говоришь себе: «Ерунда».
Говоришь: «Всё ещё обойдётся»


Наша, восьмиконечная, чёрная с красным звезда.
Наша, удмуртская, красная с чёрным звезда,
Как над тобою смеялась, так и смеётся.




О’кошко

Немножко соприкасаются головами.
Оля читает книгу, начавшуюся словами:
«Книга посвящена агрессии —
то есть инстинкту борьбы против собратьев по виду».
Соседка включила Егорушку Крида.
Обе готовятся к сессии.

Не то, чтоб, конечно, готовятся,
но худо ли, бедно — сдадут.
Халява неплохо ловится,
коленки не подведут.

Коленки? Ну, да, коленки.
Обычные, в общем, коленки.
У Оли, вроде, фигура,
и, вроде, фигура у Ленки.
Словом, ну, так: не дуры.
Но эти тени на стенке!
Но эти сомнения рук!
Как пасквиль писал: «скрещения» —
«Структура знак и игра в дискýрсе гуманитарных наук»,
Данные нам в ощущениях.




Филологическая барышня приехала на каникулы,
а он её укрыл


«Это метонимия, это неопасно.
Целая деревня к нам всяко не пойдёт.
Ты не бойся, ясно? Лучше обними меня:
Ничего опасного не произойдёт.

«Ничего опасного» — тоже метонимия:
Разное опасное случается всегда.
Не дрожи ты, славная, правда — обними меня,
Нет, никто не хватится, это ерунда.

Слово «жабьеглазый»? Это бахуврихи.
Я же не из глазок только состою.
Самого пугают эти стуки-крики.
Ну, не бойся, правда: сразу не убью.

«Это сердце»» — видимо, тоже метонимия.
У меня, у старого, был уже инфаркт.
Каждый шорох в комнате — выстрел орудийный.
Сложно быть серийным. Сложно. Это факт».




Съездила на каникулы
Оля вышла за ограду,
чтобы не бесили.
Оля очень-очень рада:
Олю разлюбили.

Оле воля и неволя
стали всё одно.
Плачет маленькая Оля
как в большом кино.

Как в кино цветёт гречиха.
В небесах красиво.
Сладко-сладко, тихо-тихо.
Непереносимо.




Капитуляция

Это очень-очень просто.
Взять бы автомат
И сказать бы очень грозно:
«Ёб жеж вашу мать»

Поливать бы от плеча бы,
Сколь хватило силы бы.
Я не то, чтобы скотина,
Но не рефлексирую.

Как закончатся — им, гадам,
Ножик от колена бы.
Ведь они ж убили вправду
Наше поколение.

Это… это… это.
Типа холокоста
Это дети умирают
Враз и очень просто.

Это так они играют
В эти холокосты.
Это Олиньку швырнули в сечку девяностых.
Так подумаешь, а дальше — опадает злость:
Мы же как-то-как-то-так-то?
Всё же обошлось?




Хорошее отношение

Футболист хорошо играет, сколько живёт собака
За поэта сказали — у него лошадиный век.
У политика долго: дебют, поношение, драка,
Всякоразное, далее — новый разбег.

Но политика — ладно. Любовь интересней.
От сумы-от тюрьмы худо-бедно уйдёшь, от неё — не уйдёшь.
Говорят, что любовь это, типа, короткая песня,
А, по-моему, дольше. По-моему, где-то — как ёж.

Ну, вот правда. Сейчас повторю, уточню, перемножу,
Как всегда про любовь — всяко-разно поделим на два.
Так и выйдет: любовь непременна, покуда жив Ёжик.
И обратно: покуда жив Ёжик — жива.
Tags: бублики
Subscribe

  • Про очень умных

    Очень крутое интервью с мегаумным человеком об избыточности и неграмотности употребления термина "КВАнтовое". При этом "КВАнтовость" (и,…

  • Тоска и не отпускают

    Огласил Любе свои предварительные планы на отпуск. Воспоследовала неожиданная реакция. Вот смотрите: на первой фотокарточке за спиной у Нины видно,…

  • Почитаем Черчилля. Весьма почитаем

    На выходных лечил простуду (успешно), поэтому почти ничего не делал. Только написал небольшую рецензию и читал книжки. А именно — шеститомник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment