Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Сказку сочинил. Назвается "ЗАГДАКА" (не очепятка)

Один мальчик пошёл с дедушкой на рыбалку. Мальчик был уже не совсем маленький, отчего интересовался своим организмом. Он взял банку с опарышами (по нашему — с бубями), отошёл за куст, где карасики, задумался:

— Что будет если, я оттяну опять кожицу на головке, посажу туда бубя, назову его Анатолием и затяну кожицу обратно? Наверное, бубь там станет ползать, щекотиться, потом прогрызёт мне залупу, отложит личинок, они меня съедят изнутри и дадут место обильной новой жизни.
Мальчик ещё раз об этом подумал, насадил бубя на крючок № 4, поймал густёрку, отнёс дедушке, они её зажарили, так же несколько противоположных безымянных густёрок, накормили бабушку и съели. Или отпустили. Это неважно. Бабушку они не съели.

Мальчик прожил долгую счастливую жизнь, воевал, победил, многое построил, прижил двух почтительных сыновей и дочку. Мальчику стало 96 лет и четыре месяца. Он собрался помирать. Там кроме двух и дочки, было девять или одиннадцать внуков. Правнуков он уже путал, а правнучки его просто облепили, тормоша:

- Дедушка, не помирай, мы тебе спектакль сделаем! (они его звали дедушкой, хотя он им был прадедушкой или пра-прадедушкой).

Дедушка глянул спектакль, выгнал дочек, задумался: он не был миллионером или даже миллиардером, но жизнь прожил честно, хотя нажил много. Распорядился напоследок между сыновьями, внуками, внучками; испросил последнюю рюмку водки и бутербродик с икрой, накатил — помер.

Только не помер. С первого раза не получилось. Выспался, как надо, вокруг опять родня. Собрались заново, опять его утешают, то-другое. А он слабый. Даёт поучения, периодически засыпая. Ну, вот нафиг ему всё это не надо. К вечеру снова хочет рюмку и чтоб икорочка. Ибо сегодня точно помрёт.

Выпивает, просыпается. И так неделю подряд. Ему это утомило. Он не думал, что напоследок надоест, но у мироздания получилось. Говорит:

— Нафиг так жить! Несите меня к столу!

А там реально родню с половины мира собрали, чтоб надлежащим образом. Сидит в кресле с ними. День сидит, два сидит, опять сидит. Только иногда просит старшего сына, которому 74, свозить его в туалет, но без шума, чтоб родня не заметила и внимания не обращала. Сын возит, невестка кормит, внуки икру носят. Спать, конечно, иногда делает.

Короче, на шестой день пьянки дед всё-таки помер. От запора, от смеха, подавился, или от старости — не важно. Но вот.

Попадает на тот свет. Ему сразу курс молодого бойца. Там Твардовский заместо сержанта: «Можешь, нет ли, а — беги». Дело-то серьёзное, эт тебе не просто так. Потом упражнения с автоматами, затем плазмаган, как положено.

Короче, он Господа славит, тренируется, все оружия освоил, молодняк гоняет; сам новоприбывших барышень обучает, как на раны дуть, чтоб те затягивались мгновенно. Сперва тех барышень приучал дуть в район паха, но через годы задумался. Ибо затягивается.

Привык к хорошей… ну, не сказать, что жизни, но к хорошей — привык. А ТУТ — РАГНАРЁК. Предупреждали же, что это будет внезапно, но старослужащие не верили. Зато когда уже отрубили всё энергетическое оружие, наши пригодились.

Потом даже им больно стало. Фланг Бегемота это как Гудериан, только умножить на число Грэма. Тут у мальчика стало безвыходное положение, братушки полегли, и он возопил:

- В СЕРДЦЕ ОДИН И ТОР!!!!

Хотя сам он православный был, а мать — татарка. Но реально положение безвыходное, Братушки-то по пятому разу лежали не шевелясь.

Ну, пришли Один и Тор с воинством, сделали, как надо.

Теперь мальчик в пятом прямом Господнем замполитом служит, мир ремонтирует после разрушения. Типа стройбата, который в прогрессивной стране РФ расформировали.

МосКВА, привыкай


А щас внимание, вопрос: смотрим в начало рассказа, представляем себя тем бубём. ОН ГДЕ?
Tags: ничоси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments