Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Про нового хорошего автора

По весне в Вологде разразился конкурс для молодых авторов. Номинации примерно как всегда: стихи, проза, публицистика. Про стихи и публицистику - отдельно как-нибудь, а про победительницу о прозе вот. Это Мария Герасимова. Вы её ещё не знаете, но вы её ещё узнаете!

Рецензия опубликована в журнале "Новая юность", проект "Лёгкая кавалерия". В конце поста - ссылка на блок всех материалов рубрики

Фото стырено из авторского Вконтакта


СОБСТВЕННО РЕЦЕНЗИЯ

Региональные литературные конкурсы, проводимые с участием СП, донельзя унылы. Это факт. Сядут в жюри немолодые руководители, похвалят пишущую молодежь, посетуют на ангажированность толстых журналов. Победителям вручат собственные книги, впервые опубликованные в областном альманахе, а затем вышедшие в областном же издательстве. В лучшем случае выпишут лауреату рекомендацию в не-Липки.

Но если вдруг конкурс проходит в таком не обделенном литературными традициями городе, как Вологда? Если жюри возглавляет поэт Ната Сучкова? Если география охватывает весь Северо-Запад, включая Петербург? Вот тогда может быть интересно.

Об интригах конкурса как-нибудь после, ибо вот: есть дебютная книга лауреата. Мария Герасимова «Первое отражение».



Мария оказалась этаким джокером: самая молодая из участников, никому неизвестная. Работает в журналистике, но ни в многочисленных вологодских ЛИТО, ни в каких-то еще структурах замечена не была. Хотя победила она не поэтому. В первую очередь подкупило разнообразие. Даже и не жанровое, но стилистическое. Хотя давайте сначала победительницу покритикуем. Относительно серьезная претензия одна: злоупотребление приемом «в общем, все умерли». Конечно, про «все» — неправда, но в каждом из произведений кто-нибудь да гибнет. Понятно: все мы смертны. Понятно: автору хочется из жалости пристрелить мучающихся героев. Но как-то уж все слишком «в кадре», и оттого — слишком явственно решаются сложные проблемы.

Есть объяснение: Герасимова всерьез занимается кинематографом, собирается поступать, кажется, во ВГИК. Думаю, уже поступила — конкурс «Словарный запас» прошел в мае. В ее автобиографии указано «сценарист», да и в подзаголовке вещи «Енька» означено «киноновелла». А смерть — она же очень кинематографична. Хотя, думаю, термин «киноновелла» здесь употреблен в том смысле, в каком Солженицын назвал «Знают истину танки» киносценарием для экрана переменной формы. Для воплощения главного героя на экране потребуются минимум два гениальных актера, один из которых — ребенок. Иначе Толика, преданного мамой, и Толика не то чтоб простившего, но обнявшего мир, не сыграть. Ложь получится.

Скорее, киноновеллой может стать финальный рассказ сборника — «Обретение». Там дивно переплетены грезы героини и ее становление. Хотя на экране пропадут точные платоновские фразы вроде: «Саша — тот, кто мог бы стать поэтом или художником, но мимолетность жизни подавила его желание говорить». Зато сомнения: «Он лучше. Ему достаточно подчинения. А вы вместе с Иисусом просите слишком много любви», — вполне выразимы на языке кино.

Словом, мы желаем Марии успехов в области искусств визуальных, но пока все ж поговорим о ее прозе. При всем разнообразии сюжетов в повествованиях, составивших книгу, есть две сквозных нити. Первая — двойничество, вторая — тоже из Достоевского.

Двойники — сестры из повести «Сестры». Недавно сходный мотив был в книге Натальи Ключаревой «Счастье». Только там сестрички притягивались, как разные полюса магнита, а здесь — наоборот. Двойники — Саул и Давид из «Вздоха Саула», тоже очень киногеничной вещи, хотя время пеплумов и осталось в 1960-х. Двойники — Игорь и Гора из то ли видения, то ли параллельной жизни героя. И двойник двойника стремится извести. Логично, если подумать. Иначе-то совсем страшно. Представьте (только не на ночь) что он всегда рядом…

Второй мотив сложнее. Сначала кажется, что это ревность. Здесь можно упомянуть перечисленные пары, добавив Толикова не-отца из «Еньки», приревновавшего мать и тотально ревнивую к миру героиню «Обретения» (ее можно счесть также авторским двойником, но это уже будет вмешательством в слишком личное). Ревность, в свою очередь, ведет к предательству. А предательство бессмысленно: оно неизбежно тянет за собой более тяжкое предательство. Более того: обманутый превращается в скота. Причем в скота, уверенного в своей правоте. Страдает, как правило, посторонний. Толя, Енька или вот Колька из «Сестер».

Однако за ревностью и предательством стоит иное. Эгоизм. А за ним, как ни парадоксально, — тотальное безволие. Подчинение миру. Вот смотрите: насколько должна изломаться героиня «Сестер», чтобы от предельных, касающихся бытия, разговоров со старшенькой вроде: «Зачем ты родилась раньше? Ты отобрала всю душу, отмеренную нашей семье», — прийти к попытке стертого существования в жанре издания «Космополитен»:

Мы стали жить вместе, стали понятны друг другу в быту. Честно говоря, меня вдохновлял новый образ жизни, необычно было преодолевать трудности в незнакомой для меня плоскости. Мужчина внес особую доминанту в мою повседневность, которая, с одной стороны, накладывала ограничения, а с другой — была даже приятна.

Ну, и закончилось все катастрофой. И сестру не спасла…

Был такой, плохо прочитанный и по сей день философ В. Эрн. И написал он среди прочего верную и пугающую сентенцию: «Апостол Павел есть таинственный и благодатный расцвет природы гонителя Савла. Упорное, холодное и темное железо характера Савла огненной силой божественной любви раскаляется до степени пылающего, излучающего снопы света и жара Апостола Павла.

В этом смысле можно говорить об основных чертах психики данного человека, независимо от духовного состояния, в котором он находится. Возможен анализ душевной статики, сравнительно независимый от анализа душевной динамики».

Человека не переделаешь. И мир тоже. Но мир и человек могут как-то взаимно приспособиться. Или дойти до окончательного разрыва. Пострадает в этом случае не мир. В сборнике Герасимовой как-то наладить взаимодействие с бытием удалось Толику, Еньке и немножко — героине «Обретения». Пусть и в каждом из случаев все очень хрупко.

Но хоть кому-то удалось. А большинство вопросов, как водится, оставлены без ответов. Заметим: Герасимова не использует «открытый финал», как теперь все умеют, а принципиально ставит нерешаемые проблемы. Это хорошо, и так будет всегда. Только проблемы станут еще глубже.


Все материалы этого выпуска "Лёгкой кавалерии": http://new-youth.ru/upload/iblock/d3e/9_%E2%84%96146_Kavaleria.pdf


Книжку можно купить тут, рекомендую: https://ridero.ru/books/pervoe_otrazhenie/#
Tags: бублики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments