Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Как в Кунгуре колбасились 25 лет тому (дыбр)

Конечно, трава раньше была зеленей, карамельки слаще, а менты добрее. Но вот кузнечики точно начинали скрипеть позже. Это сейчас они уже в июне вступают, а тогда, в начале восьмидесятых, едва во второй половине июля и то чаще по четвергам. Зато в августе отрывались. Весь Кунгур потрескивал как бенгальский огонь. Зелёные пели на Первомайке, за Иренью, в Черёмушках… Даже в сквере у горисполкома. А вот в горсаду не пели. То есть может и пытались, конечно, но их никто не слышал. В саду играл ансамбль.
Солист Виталя с осени до июня преподавал в педучилище физику, в июле за «будку и корыто» развлекал отдыхающих в Ялте, а в августе становился мечтой всех горожанок от 15 до 23. Зимой ребята тоже чего-то лабали, но редко и где придётся. Чаще всего на свадьбах и концертах к Дню милиции – городское начальство следовало указаниям телевизора.
Начинались всё ровно в восемь. Билет стоил копеек 20, и полному демократизму происходящего мешали только дружинники, винтившие слишком уж пьяных парней. Нам, десяти-двенадцатилетним, танцы казалось чем-то вроде фильмов про любовь: непонятно, что в этом хорошего, но люди ведь идут! Вот и Вовкина сестра тоже… Сами мы гоняли на великах по площади или играли в ножички около парковой ограды, прямо за трибуной. С трибуны, кстати, отлично видно сцену.
Сначала играли «Малиновку», песни из репертуара Николая Гнатюка, потом начинали петь не по-русски. Конечно, тогда мы этих песен не знали, а сейчас, по памяти точно могу сказать, что звучала «Who’ll stop the rain» Криденса и всё, пожалуй. Остального не помню. Часам к десяти начинались медляки. Что происходило дальше неизвестно, потому как совсем допоздна болтаться вне двора даже в те тишайшие времена не разрешалось.
Драк не помню. Может, они и были, но опять-таки позже. Вот зимой, когда танцульки переезжали в РДК, махались здорово. Мы ходили играть в настольный теннис на спасательную станцию, у меня там дядька работал. Станция эта как раз через дорогу от Дома Культуры. Возле неё и дрались – место тихое, никто не мешает… Летом в горсаду всё происходило аккуратней.
За умение сдерживать агрессию Виталю любили даже директора школ и старые учительницы. К тому же смотрелся он вполне комильфошно. Тогда в Кунгуре актуальным считался типаж вышедший из моды в остальном мире десятилетием раньше: волосы до лопаток, джинсы средней степени изодранности, сабо. А тут такой Виталик – коротко стриженный, в кожаной курточке, ботинки начищены… Опять-таки «из сейчас» понятно, что музыку он тогда слушал совсем не ту, что делал – «Дюран-Дюран», скорее всего, или «Крафтверк». Переживал, наверное, что не могут с ребятами это воспроизвести вживую…
Так они играли летом восемьдесят второго года, восемьдесят третьего, четвёртого и пятого. В этом самом восемьдесят пятом отношение к танцам стало меняться и в нашей компании. Кое-кто даже сходил на площадку пару раз. Вадик Лилуашвили и Серёга Байдерин точно. Хотя вообще-то основной контингент был «от шестнадцати». Младше могли и не пустить, хотя особо не цеплялись. Ходили на площадку и совсем взрослые, «после армии». Вообще-то по тогдашним понятиям таким полагалось месяца два после дембеля попировать не снимая формы, а потом устроиться куда-нибудь на РМЗ или кирпичный, вскорости жениться и потихоньку налаживать быт.
В-общем, летом восемьдесят шестого я уже обдумывал, как бы оказаться вечерком по ту сторону забора. Однако, не случилось. Сезон, напомню, открывался в августе, а в июле в городском суде состоялся шумный процесс. Судили Колю Ложкина, лаборанта из нашей школы, активного вора и пассивного педераста. Статей набралось дофига – от кражи со взломом до совращения несовершеннолетних. Кстати, не надо думать, что эти самые малолетки оставались такими вот овечками. Колю они натягивали без принуждения и с удовольствием, чем потом премного хвастали и гомосеками (слова «гей» тогда не было) себя не считали. Виталя проходил по делу свидетелем. Коля снимал у него комнату. Кунгур город очень небольшой и все про всё знали. Особенно в школе. Старая историчка Волегова открыто называла Виталю «противоестественным жопошником», а интеллигентный чертёжник Косолапов деликатно именовал его Колиным задним другом.
В общем, той же осенью Виталя из Кунгура уехал. Говорят, как-то удачно сменялся на Пермь.
Зимой в городе открыли кучу дискотек. Все они различались в основном степенью мордобойности. Дело, наверное, прежде всего, в сухом законе, придуманном товарищем Лигачёвым и в провинции соблюдавшемся особенно злодейски. Пили всё – одеколон, огуречный лосьон, брызгали в пиво дихлофос… В самогонку сыпали табак, резину, помёт куриный. Сам я пил зелье, перегнанное с колбасными ошмётками. Всё это обильно заедалось Реланиумом. Вот народ и зверел. Опять же, на дискотеки попёрся молодняк лет 12-13, особливо охочий до драк. Ещё и девочек в этом возрасте хлебом не корми, дай парней постравливать.
Нет, существовали нормальные танцы – в Кожклубе, или в том же РДК. Там атмосфера стояла примерно как в пермском ДКЖ: пока ты никого не толкнёшь или к чей-то подружке не полезешь, всё мирно. А вот на Нефтебазу или в ДК Машзавода ходили драться. На вокзал даже драться не ходили – боялись… Здорово выделялось кафе «Немо». Первое частное заведение в городе. Хозяин Амир Махмудов как-то и охрану обеспечил, и пьяных не любил. Там нормально было.
Потом, в девяностых все изменилось. Амир выкупил кинотеатр и сделал относительно приличный клуб. Там часиков до десяти давали порезвиться молодняку, а потом начиналась дискотека «Второе дыхание». Для тех, кто помнит старое-доброе. Сейчас Амира выбрали главой города. Так себе получается. Но эта история уже совсем другая, я из Кунгура уехал в восемьдесят девятом и дальнейшее знаю по сплетням.
И всё-таки, при слове «танцы» или «дискотека» (она же дискач, скАчки… как ещё?) вспоминаются не зубодробительные ДК, а желтоватый отблеск фонаря на алой-алой Виталиной гитаре и тёплый такой голос:

«В двадцать лет жизнь то-олько на пороге-е.
В двадцать пять уже на-а полпути
В тридцать надо па-адвадить итоги
Если что-то можно подвести…»
Subscribe

  • Простыл

    Второй раз за холодный сезон простыл. Такого не бывало, думаю, лет тридцать. Надо стареть и себя беречь. А так - потеплело, чибисы довольно чивкают.…

  • Масленица надвигается

    Положено делать карнавал и разные приколюхи. Если я в таком виде завтра стану будить домашних и напевать "Идёт смерть по улице, несёт блины на…

  • Стрижен, жирен и красив

    Такая вот кавайная няка. Это я про собаку Амкара, разумеется. Ей в этом году, напомню, будет 15 лет, а мне не будет.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments