Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Categories:

Про гомеопатию и иже с нею (очень много букв)

Один небедный англичанин предложил тому, кто докажет эффективность гомеопатии миллион фунтов стерлингов. История довольно широко освещалась в СМИ. По Discovery Channel её иногда и до сих пор показывают. Русские ссылки тоже есть, вот http://www.it-ru.de/forum/viewtopic.php?p=875909, например. В общем, на базе лаборатории Британской Королевской Академии Наук изучали влияние гомеопатических разведений гистамина на функцию лимфоцитов. Модель весьма удобна. Гистамин обладает выраженным, хорошо изученным и легко регистрируемым действием на эти клетки.
Дизайн опыта был таким: первую группу клеток обрабатывали дистиллированной водой, вторую – разбавлением гистамина Д15, приготовленным по всем гомеопатическим правилам. Подобное разведение практически гарантирует отсутствие в дозе хотя бы одной молекулы гистамина. Воздействие, таким образом, должно было происходить сугубо за счёт водных «слепков» корпускул, как это и постулируют та школа гомеопатии, что предпочитает работать с нематериальными количествами вещества.
Опыт был double blind randomized. Т.е. разведения гистамина и воду делали одни люди, обрабатывали клетки этим добром другие, статобработку проводили третьи. Все пробирки были зашифрованы под номерами в порядке, известном только первой группе, не принимавшей участия в собственно эксперименте.
После подсчёта результатов оказалось, что вода влияла на клетки абсолютно так же, как и разведения гистамина. Миллион гомеопатам не дали.
Естественно, сразу пошли разговоры что «всё не так». Нашли кучу претензий к постановке опыта: от отсутствия второй контрольной группы, которой надо было вводить гистамин в обычных дозах до банальной подтасовки статистических результатов. Ну, чтоб деньги не платить.
Дело, однако, не в этом. Просто гомеопаты играли на чужом поле. ВЕСЬ опыт был спроектирован и выполнен в рамках традиционной, по-гомеопатскому, «школьной» науки. В этих самых рамках существуют статистические закономерности, экстраполяция результатов опытов от in vitro к in vivo и т.п. Гомеопатия же, равно как китайская медицина и прочие традиционные практики исходят из совершенно иных парадигм.
В частности, идя на операцию по поводу острого неосложненного аппендицита человек может прочитать, что вероятность положительного исхода составляет 99%. Можно немного подождать, разовьётся гангренозный ап-пендицит и шансы выжить будут 60:40. Ещё через некоторое время при ограниченном перитоните 40:60. При разлитом нелеченом тоже наблюдались казуистические случаи выздоровления.
В том случае, если заболевший обратится к гомеопату, такой статистики в распоряжении больного не будет, ибо её вообще нет. Будет некая совокупность случаев успешного исцеления, собранная различными специалистами. «Гомеопатическое лекарствоведение» Альфреда Штигеле начинается так: «Гомеопатия представляет собой идею, возникшую из врачебных наблюдений. Она никогда не была замкнутой и окостеневшей, подобно идеям гуманитарных и естественных наук вообще». Тот же подход мы увидим при обращении к фолистам, работникам центров Аюрведической медицины…
Дело в том, что «школьная» медицина, и современная наука вообще, изначально зародилась как государственный институт. Алхимики, создавая в подвалах курфюрстских замков свои философские камни, выработали тот свод приемов и правил, что используется и посейчас: строгая воспроизводимость опытов в одинаковых условиях и разными руками, перестановка экспериментов с заменой одного компонента, стандартизация оборудования, в конце концов… В высшей точке своего развития (16-начало 17 вв.) алхимия была именно наукой. В магию она выродится гораздо позднее (предел искажения – Папюс). Вместе с алхимией (пожалуй даже лет на 50 раньше) на топовые позиции вышла европейская медицина. Ни до, ни после в такой степени движительницей науки ей стать не доводилось (см. опять же Бахтина).
Именно тогда Европа (в лице правителей, естественно) сделала свой выбор в пользу этого направления. Выбор, кстати, неочевидный – в Китае, в Тибете, в Средней Азии доминировали традиционные варианты исцеления. В дальнейшем европейская школа показала свою эффективность именно на государственном уровне. Эпидемии более менее остановились, продолжительность жизни увеличилась. Однако государство вполне устраивает статистический характер современной медицины. Если эффективность вакцинации составляет 98%, а вероятность развития анафилактического шока – 1:100 000, то прививку применять будут (а с мамами пусть объясняются врачи).
В традиционных практиках доминирует именно индивидуальный подход. Там даже анатомия иная. Согласно Аюрведе и практике иглоукалывания, лёгкие это непарный орган. Бейцем тоже.
В общем, образом, стратегию «самозащиты» человек волен выбирать сам. Единственное, что здесь кажется странным, так это эклектизм. Если нек-то хочет нормализовать коловращение Ци в своём организме при помощи иглорефлексотерапии это его право, но тогда не следует обращаться к участковому терапевту и просить что-то «от давления».
Если интересно мое мнение, то медицина, естественно, имеет свои границы. В этом смысле, как и во многих других, она суть частный случай картезианской науки. Горизонты науки примерно таковы: «в длину» - от 10(-24)м до 15 млрд. световых лет, во времени – от четвёртой секунды после Большого Взрыва до +2-3 млрд. лет от нынешнего момента, «в глубину» - до вопроса о первичности сознания, зарождения жизни, появления разума… В своих пределах наука объясняет почти всё, но границы эти принципиальны и неотменимы. У лекарского искусства пределы, конечно, более подвижны, однако значительное число явлений лежит вне них. Вот за этими пределами официальной медицины (неоперабельные опухоли, шизофрения, психосоматика) и лежит сфера альтернативного врачевания. Но это мое мнение, сугубо личное…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments