Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Моя маленькая розановщина

И такой снег в этом году непременный лежит, что самое то бы: вытащить на него ковёр и сильно хлопать. И ногами по нему ходить. И детей позвать, чтоб ногами ходили. А потом, смётши втоптанный снег веником, долго отряхать ковёр, повесив на турник.

Только ковров-то у кого теперь осталось? А у кого и остались, у тех есть пылесосы Кирби. А у кого не Кирби, так у тех «лучше, чем Кирби». И ведь не от бедности ковров не стало, не продали, а сделалось нашему интеллигентному сословию ТАК НАДО.

Нет, есть третьи. У них ковры от века на полу лежат и от века на стенках висят. Эти люди пьют и нам не интересны, мы про других.

Однако, вот иду сегодня у нас на Вольгинском — дядька ковёр отряхает. Сильно моложе меня человек, но уже не парень, а, конечно, дядька. И дочка по тому ковру топчется. А сам он переговаривается с женою, глядящей на них из окна второго этажа. Потом тёща вышла, хвалит.

Может, мы выживем?
Tags: Επιφάνια
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments