Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Микрорайон

Все, кто нерусские чёрные, были тогда грузинами.
Только Вадим со своею матерью — ассирийцами.
Жёлтый бульдог подпрыгивал, будто резиновый,
дядьки на тёмных портретах хмурились долгими лицами.

Умный Антоша рассказывал: «Читал про ихнюю нацию.
они были злые, а те, кто вокруг — ещё хуже.
Наши-то, типа, цыгане, только собака дурацкая.
А так — не воруют, вроде, хоть и живет без мужа».

Через несколько лет в городе стало много плохих собак.
Ещё через год — много всего плохого.
Вадик и тётя Алина уехали в город Судак;
квартира освободилась, сгорела, освободилась снова.

В нынешнем изобилии тёмных и грустных лиц
вдруг промелькнёт другое — какое у было у Вади.
Так иногда в блеске велосипедных спиц
получается карта Америки или листок тетради.

Глупость, конечно: его и мелкого-то припоминаю с усилием.
А тут ещё солнце в глаза, большая такая корона
незаживающей пятиэтажной Ассирии,
более невозможного крупнопанельного Вавилона.
Tags: история моих бедствий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments