Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

О якутском селе

Оригинал взят у sachaja в О якутском селе
Вот и заканчивается в Якутии год села.  Как повлияли или повлияют предпринятые президентским указом  меры по развитию села я пока не смогу вам рассказать – слишком уж много факторов, а вот кадры из реальной жизни показать смогу. Поехали...

                                                            Сам себя считаю городским теперь я
                                                            Здесь моя работа здесь мои друзья
                                                            Но всё так же ночью снится мне деревня
                                                            Отпустить меня не хочет родина моя...

 Так или иначе, в типичном якутском селе жизнь непосредственно связана с животноводством. Одни содержат коров, другие лошадей, у некоторых есть даже козы, свиньи и т.д. В общем, полноценная жизнь без этой отрасли сельского хозяйства на селе невозможна. Но справедливости ради стоит отметить, что численность крупного рогатого скота неуклонно падает.
Так, если по состоянию на 1 января 2001 года численность КРС по республике составляла 289716 голов, то на сегодняшний день оно уменьшилось почти на 75 тыс. голов. А вот лошадей за этот период стало больше - было около 130 тыс. голов, сейчас стало почти 170 тыс (пост о них можно посмотреть тут).
Причин уменьшения поголовья КРС много. Одна из них, и самая основная, это влияние специфики ухода за коровами. Образно говоря, люди, держащие коров, в какой-то степени становятся их рабами. Круглый год, без выходных, дважды в день они обязаны ходить в хотон, чтобы накормить и подоить своих питомцев, убрать за ними навоз (если речь идет о стойловом периоде).
Естественно, что новому поколению людей такая работа не в радость, а у стариков уже не то здоровье, чтобы осилить этот тяжелый физический труд. Да и для чего? Чтобы за год надоить с одной коровы 2 тонны молока? Да, молоко можно сдавать - литр примерно за 20-25 руб. В итоге, селянин получает доход 40-50 тыс. руб в год с каждой коровы (а дойных обычно не более 3-4 голов). Но если вычесть с этой суммы затраты за электричество, дрова, комбикорма (сено не беру в расчет) и т.д. и разделить на 12 месяцев, получится ничтожная сумма, ради которой, вроде как уже и не стоит надрывать свое здоровье и тратить драгоценное время. Но люди, тем не менее, продолжают по мере возможностей работать. Потому что это уже вошло в привычку, а экономическая эффективность уже изначально отодвинута на второй план.
До наступления сильных морозов, а также ближе к весне, коров выводят на водопой к проруби.


 Чтобы прорубь ("ойбон") меньше промерзала, её укрывают - обычно шкурами или же иногда специально изготовленными такими коробами, как на снимке ниже. По старинным поверьям, во время Танха (время после нового года) из ойбона вылезают водяные черти ("селлёкюны"). Человек, желающий узнать свое будущее, может подойти сюда ночью и ждать их. Увидев человека, черти должны начать его колотить. Если избиваемый не будет кричать и стойко вытерпит побои, селлёкины ему расскажут его будущее. Это поверье наверное знает каждый якут, но я никого лично не знаю, кто бы попробовал на себе этот вид гадания :).
Навоз выносится из хотона и замороженный, складывается в виде так называемых балбахов. Рачительные хозяева по возможности продают балбахи в качестве органического удобрения.  А вообще, поздней осенью навозом штукатурят стены хотона -  в наших условиях нет более дешевого и качественного утеплителя.
Есть и такие товарищи, которые могут изготовить из навоза и мусорные баки. Признаюсь, увидел такое впервые. Это в селе Немигюнцы Хангаласского улуса.
Замораживается зимой не только навоз, но и молоко. Но в таком виде оно идет лишь для частного потребления.
 Если зимой селянин горбатится в хотоне, то летом он занят на сенокосе, который начинается обычно после национального праздника Ысыах. Сенокос настолько глубоко вошел в якутскую культуру, что даже месяцы в течение которых проходят эти работы в переводе на русский звучат как "месяц травы" (июль) и "месяц вил" (август).
Сейчас в центральной Якутии почти весь труд механизированный. На севере же, по крайней мере, у меня на родине в Оймяконе, все делается вручную. Работа нелегкая, но все же большинство деревенских сенокос обожает. Главное, чтобы погода не подвела.
Даже сено к месту стогования подтаскивают вручную. Раньше за людей таскали волы, сейчас же таких прожорливых помощников содержать слишком затратно.

В общем, за 20-30 лет ничего не изменилось, ну разве что появились мотокосы и новые репелленты от комара и гнуса.
Вечером после сенокоса пора на вечернюю дойку.




 А вот и козы, о которых говорил в начале поста.
  Козлята довольные милые, чего бы не сказал о козлах. Как говорится, козел и в Африке козел.
Многие мои друзья из западной части России удивляются, узнав, что у нас купаются. Вода не как на Черном море, но все же достаточно теплая, чтобы вдоволь наплескаться, даже на Полюсе Холода.
Не менее интересно бывает просто прогуляться по окраине деревни.
Но лето - это не только пора сенокоса и купаний. Это еще и пора строек. Ежегодно, по республике в сельской местности площадь одних только жилых домов возрастает на 100 тыс кв. метров.
Это мой двоюродный брат Павел. Сейчас он занят строительством якутской юрты. Планировал безвозмездно передать её для сельского дома культуры для того, чтобы здесь могли проводиться различные мероприятия - выставки народного творчества, внеклассные уроки для школьников по изучению якутской культуры и т.д. На свои средства он приобрел материалы, инструменты, нанял молодых ребят-помощников, но к сожалению все уперлось в бюрократические проволочки - для содержания здания управлению культуры нужны дополнительные средства, необходимо расширить штат работников, но такой возможности к сожалению нет.
   Кстати, о сельском ДК. Примерно так выглядит сельский дом культуры. В нем проводятся концерты, собрания, дискотеки, но кино, как раньше, не показывают. А жаль...
Отдельная проблема почти любого села - заброшенные дома. Разбирать старый дом и строить на его месте другой как бы грешно (не могу подобрать подходящего слова), да и место свободное для новых построек почти всегда есть, так что развалины никто и не трогает. Вот и стоят они, пугая детишек своим мрачным видом.
Осенью, после сенокоса, начинается пора для охоты, сбора ягод и грибов.
Готовиться надо и к отопительному сезону.
Ну а самое важное мероприятие осени - забой скота.


Кровяная колбаса (субай или хаан) особенно вкусна, когда кровь смешана с молоком. Между прочим, субай не является исключительно якутским блюдом. Кровяную колбасу ели еще в Древней Греции, сейчас она достаточно популярна и в Бельгии и в Испании и в Украине. Да и в России этим блюдом никого сильно не удивишь. Ну разве что, отличаются от нашей они тем, что кровь заливают в кишки не в чистом виде или в смеси с молоком, а с крупами, мясным фаршем и т.д.
Но мне лично больше нравятся потроха.
В селе люди очень гостеприимны. Можно зайти без предупреждения к кому угодно и тебе обязательно нальют горячего чаю и расскажут местные новости.
В начале зимы начинается работа по добыче льда.


 Здесь каждый знает, где чей лед - чужого не возьмут.
В течении зимы селяне забирают понемногу из своих запасов и складывают перед домом. По мере надобности лед заносится в дом, где растапливается в бочках или баках. Талая вода  используется не только для приготовлении пищи, но и для гигиенических процедур.
Лед обязательно укрывают, защищая не только от снега, но и от мерзкого шлака, выбрасываемых котельными.

Вот и котельная - сердце любого северного поселка.
Котельные старого типа гадят здорово, снег в округе постоянно в таких черных точках. А в набирающих в последнее время популярность модульных котельных такого выхлопа кажется меньше, но не уверен.
 Даже в домах, подключенных к центральной котельной, есть отапливаемые дровами печки. Есть дома и с частным отоплением. Их немало. В районах, где нет газа (а это большая часть территории Якутии) для перезимовки в таком доме необходимо около 30 кубометров дров. Вы представьте, сколько деревьев для этого надо срубить!
  Понятно, что восстановлением вырубленных лесов никто не занимается и с каждым годом места для заготовки дров становятся все дальше от поселка, а диаметр "швырков" все тоньше, что зачастую нет даже надобности их колоть.
Некоторые малограмотные и жадные селяне грешат еще и тем, что вырубают лес у берегов рек, а потом разводят руками - с чего вдруг наводнение или река поменяло русло. А что будет лет через 10-20, если к этому времени до северян не дойдет газ? Наверное будем копытить торф.
Зимой в деревне неуютно, я бы сказал даже депрессивно.


В Колыме на некоторых домах забавные надписи, оставшиеся еще с советских времен. Например, на снимке "Посудо-хозяйственный магазин".
Дет-комбинат "Сулусчаан".
 Выстиранное белье принято сушить на улице даже в лютые морозы. Полностью оно и не высушится, но то, что освежится на все 100%, это точно.

Буржуи даже седушку от унитаза начали делать с подогревом, мы к сожалению до сих пор ходим в такие заведения. Но ничего, вроде живы.

  Зима не бесконечна. С конца февраля уже начинаются относительно теплые дни.
Дни становятся длиннее, многим детишкам уже не хочется торчать за партой и все мысли только о забавах на улице.
    В улусах, где занимаются оленеводством, обычно в начале апреля празднуют День оленевода. После черно-белой зимы видеть людей в ярких национальных костюмах всегда очень приятно.
Даже олени принаряжены. К шеям этих красавцев привязаны колокольчики, упряжь и уздечки украшены лентами и колоритными узорами из бисера.

Проводятся различные спортивные мероприятия, концерты, а кульминацией такого праздника обычно являются гонки на оленьих упряжках ( кому любопытно, репортаж с праздника оленеводов - 2013 в Оймяконе можете посмотреть тут). А здесь часть фоток из праздника в Моме, в селе Сасыр.
А на этом фото у момчан другой "праздник" - наконец-то прилетел самолет из Хонуу. И то, что нет здания аэропорта, никого не смущает. Ради этого события можно и потерпеть.
В связи с этим вспомнил одно заседание в Ил Тумэне (Гос.собрание Якутии), где мне довелось фотографировать. Одна небезызвестная в Якутии личность с нескрываемым удивлением рассказывала на совещании о своем визите в один из наших северных улусов, где она увидела, что там отсутствует здание аэропорта. И она охала и ахала, а её коллеги как бы слушая её, и одновременно копаясь в своих планшетах, хмурясь, сокрушенно качали головами - действительно мол, какое безобразие...ай-яй-яй. Инопланетяне, одним словом. А ведь такое сплошь и рядом.
 Вот еще один наглядный пример. На снимке нефункционирующее здание аэропорта "Оймякон". Чтобы не замерзнуть, люди вынуждены ждать рейса из Якутска на улице. Хотя вру, пассажиры могут отогреться и в машинах. Мне больше жалко диспетчеров, которые ютятся в верхнем этаже дома. А ведь было время, когда этот аэропорт во время Великой Отечественной войны принимал для заправки до 100 самолетов в сутки, летящих по маршруту Аляска-Сибирь.
Но об этом сейчас молчаливо свидетельствует только этот скромный памятник.
Теперь немного о наземных путях сообщений.Это участок дороги соединяющий село Арылах Верхнеколымского района с их районным центром Зырянкой. На машине проехать по ней можно только зимой, а летом только на тракторе, и то только часть пути. Остальная часть преодолевается на моторных лодках.
Хотя чему удивляться, если даже в деревне такие дороги.
Самой же знаменитой дорогой Якутии является федеральная трасса "Колыма". Сказать, что её ремонтируют, значит, ничего не сказать. Вот фото из участка "Ласточкино гнездо" на территории Томпонского района. Без сомнения, что в скором времени на дорогу будет любо дорого смотреть. Уже не первый год и зимой и летом сталинскую трассу на современной и новой технике облагораживают три сотни рабочих съехавшихся со всех концов России.
Построены великолепные мосты

Но это только на дороге соединяющей Хандыгу и Усть-Неру. А отросток, уходящий с заброшенного участка Кубюма в сторону ряда населенных пунктов таких как Ючюгей, Томтор, Оймякон и Сордоннох остался никому не нужным.
 Даже этот мост, развалившийся еще в середине 90-х годов до сих пор не могут восстановить.
Ну а пока, в период большой воды небольшим машинам перебраться на другой берег реки помогают "Уралы".
Чтобы буксируемую машину не перевернуло течением, зачастую в багажник накладывают крупные камни.
А это другие речушки и ручьи, через которые после дождей тоже очень сложно проехать

Немного о собаках. Почти в каждой семье есть такой друг. Причем в деревнях предпочтение отдают "лайкообразным" собакам. Этому щеночку сейчас хорошо, лето как никак. Но придет время, и он круглый год будет жить на улице.


А это мое родное село Томтор. Здесь я вырос, окончил школу.
Это мой дом, мой отчий дом...
 Самый известный памятник Оймяконского района - стела "Полюс Холода"
Недалеко от неё, при въезде в село установлен "Колокол памяти", посвященный жертвам политических репрессий, которых в нашем краю было немало.
А этот памятник мне дорог тем, что мы с отцом устанавливали его вместе, в июне 1995 года.
И подобных мемориальных сооружений по республике множество - они есть почти в каждом, даже в небольшом якутском поселке, что еще раз свидетельствует о неразрывной исторической связи русского и якутского народов.
 На этом все. Получилось немного сумбурно, но что есть, то есть...

Tags: хочу знать больше и быть лучше
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments