Андрей Пермяков (grizzlins) wrote,
Андрей Пермяков
grizzlins

Я так же понимаю: сильным институтам будет хорошо, а слабым - плохо

Оригинал взят у d_verkhovod в Реформа РАН. Что делать и кто виноват?

Реформа РАН. Что делать и кто виноват?

Закон о так называемой реформе РАН  Думой принят. По моему мнению, в наихудшем варианте. Как и предполагалось, никакие кулуарные переговоры, апелляции на «Высочайшее имя» никакого результата не дали.  Что дальше?

Наталья Пинус в письме к членам Общественного комитета  «За будущее российской науки» пишет: «И научные сотрудники, и молодёжь полностью дезориентированы. Никто не понимает, что написано в законе. Трактовки самые невероятные».  И предлагает пригласить на встречу Общественного комитета юристов. Безусловно, надо сделать юридическую экспертизу Закона. Я не юрист и постараюсь ответить на извечные русские вопросы, исходя из анализа ситуации и своего жизненного опыта. В том числе, опыта работы заместителем Председателя СО РАН по общим вопросам.

Что написано в Законе? Как я понимаю.

Законодатель исходит из того, что все институты СО РАН, а так же другие юридические лица – учреждения и ГУПы научного обслуживания -  являются учреждениями и ГУПами Российской академии наук. И поэтому все институты СО РАН отходят в ведение «федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством Российской Федерации» (п.9 ст. 18), который далее будем именовать Агентством.

Кроме Сибирского отделения РАН, как юридического лица.

Здесь нужно пояснение.

Когда мы говорим СО РАН, мы, как правило, подразумеваем совокупность научных и околонаучных структур, объединенных общей территорией и системой управления. Однако, с точки зрения Закона (п.2 ст.14), СО РАН - это юридическое лицо - Федеральное государственное бюджетное учреждение (ФГБУ). На текущий момент, до вступления в силу Закона, юридическое лицо СО РАН совмещает  «два в одном».  С одной стороны, это  учреждение, которое отвечает за эксплуатацию и содержание определенного имущественного комплекса и обеспечивает деятельность органов управления  – Общего собрания и Президиума. Другими словами – это Управление делами.

А с другой стороны, это структура управления и главный распорядитель средств федерального бюджета (ГРБС). То есть, по факту, СО РАН - исполнительный орган федеральной власти. Безусловно, такое совмещение противоречит логике федерального законодательства и является одним из оснований принятия обсуждаемого закона.

А что станет с СО РАН?

По принятому Думой Закону, ФБГУ СО РАН перестает быть главным распорядителем средств для институтов, прочих учреждений и ГУПов и, фактически, становится просто Управлением делами. Само бюджетное учреждение СО РАН поступает в ведение РАН как своего ГРБСа. Закон разграничил научные учреждения  от РАН и ее региональных отделений. «Клуб ученых» под названием РАН будет напрямую управлять только региональными «клубами ученых»: Сибирским, Уральским и Дальневосточным отделениями. А ФГБУ СО РАН будет эксплуатировать имущество, и обеспечивать деятельность «клуба ученых» СО РАН. Что важно, в Законе прописаны определенные полномочия РАН, позволяющие влиять на деятельность Агентства, в том числе, в отношении процедуры назначения директоров институтов (п.12 ст.18). И ни слова не сказано про полномочия региональных отделений. Поделится ли РАН своими полномочиями, будет зависеть от устава РАН.

Что будет. Как я предполагаю.

Как обычно, сам закон заложил только основу реформы. Все остальное сложится из подзаконных актов и людей, которые возглавят Агентство и его региональные управления. Очень многое будет зависеть от различных лоббистов и групп влияния, в том числе, региональных. Однако, кое-что можно уверенно прогнозировать.

Выиграют сильные.

Сильнейшие институты станут витриной реформы, получат дополнительное финансирование и возможность поглотить слабых или просто отнять их ресурсы.

Слабым будет предложено слияние или ликвидация. Николай Петрович Похиленко рассказывал мне про маленький институт в Тыве, в котором работает не много, но уникальных специалистов. Думаю, удастся ли сохранить институт, будет зависеть от позиции региональных властей.

Рядовые сотрудники и даже завлабы сильных институтов, вероятно, не почувствуют разницы. Принадлежность федеральному агентству сама по себе не является препятствием для ведения научной деятельности. Университеты, ГНЦ, заповедники и прочие ФГБУ подчиняются федеральным агентствам и многие плодотворно делают науку. Большинство моментов, раздражающих научную общественность, не связаны с системой управления учреждением, а связаны с самим видом юридического лица – государственное бюджетное учреждение.

В свое время всенародно ненавидимый министр здравоохранения Зурабов поссорился с руководством РАМН, создал Агентство по высокотехнологичной медицинской помощи, куда было предложено перейти сильнейшим институтам РАМН. В их числе  оказался и наш НИИПК, который, как я понимаю, нисколечко  не пожалел. 

Что будет с Академгородком?

Большинство непрофильных активов  (ТЦ, Золотая долина, магазины, коттеджи) находятся в оперативном управлении ФГБУ СО РАН и Агентству не достанутся. Правда, теперь смету расходов и доходов от аренды придется утверждать в РАН. Думаю, с этим проблем не будет, строительство коттеджа можно будет продолжить.

ГУП УЭВ и ГУП ЖКХ со всеми станциями, подстанциями и сетями отойдут Агентству и, со 100% вероятностью, пойдут под приватизацию. Не хотели отдать мэрии – придется отдать «эффективному собственнику».

Социалка – садики, спортивные сооружения и прочие – передадут мэрии, и, слава Богу. Судьбу ЦКБ предсказать не берусь.

За землю Академгородка будет драка. Вся федеральная земля единым землевладением оформлена в постоянное бессрочное пользование (ПБП) юридического лица СО РАН. У институтов своей земли нет, границы между их участками условны и не размежёваны. Очевидно, Агентство потребует передачи ему зданий вместе с земельными участками, начнется процесс размежевания. По-хорошему, землю под учреждениями надо закрепить в их ПБП, землю под объектами, оставшимися в оперативном управлении  ФГБУ СО РАН, оставить СО РАН, а остальную – свободную - вернуть городу. Но земля уже федеральная и достанется она, не дай Бог, А.А. Браверману, т.е. федеральному Фонду развития жилищного строительства. ФРЖС ее распродаст на открытых аукционах. К сожалению, СО РАН вряд ли удастся сохранить контроль за свободной землей, так как не будет источника для выплаты земельного налога.

Сейчас СО РАН уплачивает земельный налог за счет компенсации из федерального бюджета. Потеряв функции ГРБС, СО РАН потеряет и компенсации.  Единственный, по моему мнению, выход – полная консолидация СО РАН с правительством области и мэрией с целью воспрепятствовать неконтролируемой застройке Академгородка и обеспечить развитие его инженерной и социальной инфраструктуры.

Что делать? По моему мнению.

Я считаю, что бороться против окончательного принятия закона бесполезно. Во-первых, это не даст никакого результата, все заранее решено. Во-вторых, как я уже говорил на Общественных слушаниях, данный закон просто узаконил тот выбор, который руководство РАН сделало, когда отказалось от самостоятельности  и сделало выбор в пользу федерального государственного бюджетного учреждения.

Еще одно пояснение.

По принятому во времена А.А. Фурсенко Уставу,  «Российская академия наук является некоммерческой научной организацией, созданной в форме государственной академии наук» (п.2 ст.1 Устава РАН). То есть, сама Академия не является государственным  учреждением, а ее территориальные отделения и институты стали учреждениями РАН, а не государства. В результате Сибирское отделение стало УРАН СО РАН – Учреждением Российской Академии Наук, а не государства. Следующим шагом должен был быть переход на финансирование за счет субсидий федерального бюджета. Предполагалось, что государство будет ежегодно утверждать Программу фундаментальных исследований и давать РАН субсидию на ее выполнение. Академия будет сама распоряжаться полученными средствами, выполнять Программу и отчитываться перед государством. В перспективе была передача РАН имущества, необходимого ей для уставной деятельности. Вот она - подлинная академическая самостоятельность!

Однако, в 2009 году переход на  финансирование через субсидии  не произошел. Руководство Академии, похоже, испугалось такой самостоятельности: субсидию могут дать, а могут не дать, а отвечать перед сотрудниками уже будет не государство. В результате, сохранился прежний порядок, по которому Академия и все ее институты финансируются как государственные бюджетные учреждения – ФГБУ. Согласно действующему законодательству, все ФГБУ управляются от лица государства федеральными органами исполнительной власти: министерствами, агентствами и службами. Так что выбор был сделан ранее: отказались от «вольного ветра прерий» - пожалуйте в «стойло» федерального агентства.

Выбор сделан, закон будет принят. Надо учиться работать в его рамках.

Прежде всего, надо добиваться принятия подзаконных актов, максимально расширяющих полномочия РАН и СО РАН по управлению институтами. В первую очередь, это Устав РАН, который должен предусматривать делегирование СО РАН тех полномочий, которые для РАН предусмотрены этим Законом.

Надо, чтобы Агентство создало специальное Территориальное управление по управлению институтами СО РАН. И возглавить его должен надлежащий человек.

Надо сработать на опережение. Пока федеральное правительство будет создавать Агентство, у РАН должен быть готов пакет предложений в нормативные акты, регламентирующие все ключевые вопросы.

Руководству СО РАН надо срочно договариваться с губернатором и мэром по всем вопросам жизни Академгородка. Только консолидированная позиция, использование всех законодательных, административных и лоббистских ресурсов местной власти позволят защитить «город-лес» Академгородок.

Приведу пример. Кто о чем, а я о подстанции Новая Академическая. Председатель СО РАН упорно добивается сохранения федеральной собственности на земельный участок и сноса подстанции или передачи ее ГУП УЭВ. В результате, подстанция достанется Агентству и вместе с имуществом ГУП будет приватизирована  с земельным участком. После этого, институты СО РАН будут у нового собственника УЭВ покупать электрические мощности для своего развития. Более того, новый собственник УЭВ будет во многом определять варианты развития Академгородка. Думаю, лучше, если этим собственником будет местная власть. Сейчас еще есть возможность передать земельный участок области, ввести подстанцию и сохранить Новую Академическую в областной собственности.

Кто виноват?

У меня нет ни малейшего желания отвечать на этот вопрос сейчас, хотя есть определенное понимание ответа. Просто сейчас не время устраивать разборки. Время объединять усилия для сохранения традиций, управленческого опыта, административной и финансовой самостоятельности Сибирского отделения, для сохранения Академгородка.


Tags: за победу над силами разума
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments